Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

В мае 2013 года корпорация Intel сообщила, что генеральным директором по исследованиям и разработкам Intel в России стал Валерий Черепенников, прежде стоявший во главе группы разработки вычислительных устройств на основе архитектур Intel.

Валерий Черепенников, генеральный директор по исследованиям и разработкам Intel в России. Май 2013 г.

Валерий будет руководить командой исследователей и разработчиков, которая объединяет более 700 инженеров и программистов в офисах корпорации Intel в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Новосибирске. Большая их часть трудится в группе программного обеспечения и сервисов (SSG, Software and Services Group), где создаются программные продукты Intel (компиляторы, математические библиотеки, инструменты для высокопроизводительных вычислений и анализа производительности, средства симуляции новых архитектур и т.д.).

Свое первое интервью в новой должности Валерий дал журналисту Александру Семёнову.

Александр Семёнов: Валерий, давайте начнем с того, как началась ваша работа в Intel.

Валерий Черепенников: Я родился и вырос в Нижнем Новгороде, закончил радиофизический факультет Нижегородского университета, где до сих пор работает мой отец. Корпорация Intel для Нижнего Новгорода – это одно из самых важных предприятий. Я пошел туда работать, поскольку хотел заниматься самой современной темой создания компьютерного оборудования и программного обеспечения. То чем занимается Intel, хорошо совпадало с моими предпочтениями, в частности, с программированием на языках низкого уровня. Мое сотрудничество с Intel началось буквально с первого дня моей трудовой деятельности, так как компания впервые обосновалась в Нижнем Новгороде в 2000 году.

Я начинал свою работу в Intel с решения проблем низкоуровневой оптимизации на языке ассемблера. Занимался задачами аудио, видео и распознаванием образов. С 2005 г. я присоединился к команде, которая занимается разработками в области супервычислений, иначе говоря, суперкомпьютеров. Это касалось задач параллельного программирования на кластерах (системах с распределенной памятью).

В Intel я всегда был близок к основополагающему бизнесу компании и много взаимодействовал с теми, кто разрабатывает «железо» будущих поколений.

В последние годы я стал уделять большое внимание работе над архитектурами систем-на-кристалле – процессоров для планшетов и смартфонов, в которых помимо главного вычислительного ядра работает множество других блоков, занимающихся кодированием и декодированием звука и видео, шифрованием данных и т.д. Сегодня интеграция различных функций в одной микросхеме стала мировой тенденцией. Это высококонкурентный рынок; и в отличие от рынка процессорных решений для серверов или настольных ПК, где Intel – несомненный лидер, тут еще надо много работать.

В системах-на-кристалле большое значение имеет не только производительность, но и тщательный контроль за энергопотреблением. Это важная и очень трудная задача, которая интересует меня сегодня.

Расскажите, пожалуйста, о подразделении, которым вам предстоит руководить.

Это самое большое подразделение в российском Intel под названием SSG (Software and Service Group), здесь работают сотни людей. В России у нас более 700 сотрудников – в Нижнем Новгороде, Москве, Новосибирске, Санкт-Петербурге. Они занимаются разработкой компиляторов, библиотек, операционных систем. Наше подразделение сотрудничает с ведущими производителями программных решений: Microsoft, Google и другими.

Столь многочисленный состав разработчиков Intel в России связан с высоким уровнем их образования и интеллектуального развития, которые сохраняют лидерство по сей день. Наши специалисты решают очень сложные и интересные задачи: это компиляция, бинарная трансляция, разработка разного рода библиотек. На мой взгляд, Россия – это та страна, где в отличие от множества других регионов удается решать задачи подобной сложности.

Не пугает ли вас перспектива руководства таким большим коллективом? Ведь вы по своей природе – исследователь и разработчик, а не просто «командир».

На самом деле, мне уже довелось руководить крупными проектами в Intel, поэтому опыт работы с большими коллективами есть. Но важно и другое: я хорошо знаю тематику того, чем занимаются все наши центры исследований и разработки.

Intel сегодня активно выходит на рынок смартфонов и других мобильных устройств. Как в связи с этим могут измениться направления работы российского центра разработок?

Действительно, смартфоны – это новый для нас рынок. Сегодня меняется сама парадигма, поскольку для смартфонов важна программная совместимость (большинство приложений написаны для архитектуры ARM). Мы внедрили бинарную трансляцию с тем, чтобы код для ARM безо всяких «но» исполнялся на архитектуре X86.

При пользовании смартфоном на первый план выходит энергопотребление: именно оно становится важнейшим параметром, определяющим потребительское предпочтение: как долго карманное устройство работает без подзарядки. Системы мониторинга и управления энергопотреблением остаются важнейшими для любых суперпортативных вычислительных устройств.

А супервычисления – направление, которое вы назвали в качестве одного из своих интересов – это ведь совсем другое?

В НРС все популярнее становится архитектура Intel Xeon Phi. Если говорить об общемировых тенденциях развития вычислителей, то они постоянно усложняются, а значит, роль ПО возрастает. По сравнению со стандартными процессорами Intel Xeon у Phi – намного большее количество менее производительных ядер, к тому же есть ограничения по количеству памяти на ядро. Однако для определенного класса программ удается добиться значительного улучшения производительности по сравнению с Xeon. Это требует творческого подхода и делает программирование для Phi особенно интересным.

Надо ли ждать кардинальных перемен в работе российского центра разработок? Я имею в виду стремительный разворот Intel в сторону мобильного рынка.

Я не думаю, что наш центр в России ждут масштабные перемены. Разработка программных инструментов остается актуальной и для мобильного рынка. Но мне бы очень хотелось, чтобы кроме SSG-группы в Россию приходили и другие подразделения Intel, в частности, связанные с производством: там есть много интересных задач, связанных, например, с физикой твердого тела. Для работы с ними в России есть и интеллектуальный потенциал, и богатый опыт. Кроме того, хорошо бы организовать в нашей стране решение задач, связанных с новыми архитектурами.

Одной из своих главных задач я считаю расширение спектра исследований и разработок Intel в России.

Чем конкретно Вы будете заниматься в первые месяцы своего руководства?

Я всегда в своей работе большое значение придавал стратегии.

Очень важна для меня сейчас внутренняя составляющая, то, как мы позиционируем работу нашего центра внутри компании. Насколько хорошо о нас знают внутри Intel. Это важно для привлечения новых проектов.

Значительную часть своего времени я буду вкладывать в развитие сотрудников. Считаю, что это очень важно.

Также важно для меня укрепление позиций Intel в России, связей с образованием и правительственными организациями. Ну а меньше всего времени я хотел бы уделять «текучке».. Впрочем, все это красиво на «бумаге», а как будет в реальности – жизнь покажет.

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости. Статья Владислава Боярова