Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Во время проходившей в Москве в конце октября конференции Cisco Expo 2010 вице-президент компании Cisco по развивающимся странам Массимо Мильюоло (Massimo Migliuolo) дал несколько интервью российским СМИ. Предлагаем вашему вниманию подборку наиболее интересных вопросов и ответов из этих интервью.

Массимо Мильюоло, вице-президент компании Cisco по развивающимся странам.

Вопрос: Какие возможности для рынков телекоммуникаций развивающихся стран вы видите сегодня?

Массимо Мильюоло: Во-первых, хочу отметить, что развивающиеся рынки несут колоссальные возможности. Основное развитие в современном мире идёт именно в этих регионах.

Для меня они очень привлекательны потому, что они словно «чистые листы», на них можно многое начинать с нуля, там отсутствуют ряд услуг и сервисов, уже ставших привычными для развитых государств.

Многие думают, что на развивающихся рынках вообще практически нет технологий и возможностей для их развития, но это большое заблуждение. С другой стороны, ошибочно считать, что на Западе всё хорошо. Например, я живу в Великобритании, которая считается одним из лидеров по предоставлению высокотехнологичных услуг, но в моём доме нет широкополосного доступа в Интернет. Когда оператор имеет устаревшую инфраструктуру, ему очень тяжело донести до конечного пользователя современные сервисы, это требует новой бизнес-модели и, как правило, это очень дорого для потребителя.

Этот пример показывает, какие возможности открываются перед развивающимися рынками, не отягощёнными технологиями вчерашнего дня. Россия может уже в ближайшем будущем создать инфраструктуру, основанную на самых современных технологиях.

Во-вторых, я верю в прекрасные перспективы развивающихся стран потому что во многих из них на сегодня высокий процент роста ВВП и большое оживление на потребительском рынке. В-третьих, в ряде этих стран у людей очень высокий уровень образования. Например, Россия всегда славилась своими учёными, здесь работают отличные математические школы. В-четвёртых, развивающиеся страны, как правило, обладают молодым и динамичным населением, в отличие от стран Запада, где население продолжает стареть. Появляется всё больше интересных технологий, а молодёжь, как правило, активнее всего применяет их в своей жизни. Но чтобы ускорить развитие, необходимо предпринять ряд шагов. С этим у развивающихся стран пока проблемы.

Например, чтобы способствовать внедрению современных энергосберегающих технологий Smart Grid, государственные органы должны воздействовать на те или иные рынки, вводя соответствующие законы. На мой взгляд, Правительство России действует в правильном направлении, инициируя проект «Сколково» и программу повышения энергоэффективности.

Могут ли облачные вычисления развиваться в мобильной среде? К сожалению, в России такого опыта пока нет.

Это зависит от того, какие облачные сервисы вы имеете в виду. WebEX и коллективное использование документов – безусловно, да. С появлением связи четвёртого поколения LTE станет возможной совместная работа с использованием видео.

Но главный положительный момент заключается в том, что российское руководство осознало важность ИТ-инфраструктуры в экономике страны. На этом фундаменте у России возникает реальная возможность задуматься о новых технологиях и новых бизнес-моделях, не повторяя опыт Америки и Европы.

Вот пример из области операторов-провайдеров услуг, которые доводят Metro-Ethernet до конечных пользователей: это стоит 27 евро за 100 Мб/с. При этом эксплуатация сети обеспечивается силами восьми сотрудников. Местный официальный поставщик предлагает доступ на скорости 6 Мб/с за 55 долларов в месяц тысячам сотрудников крупных компаний.

Естественно, у государства есть определенная социальная ответственность, нельзя выставить сотрудников старых компаний на улицу и заменить их на что-то более современное, их надо заранее начать переподготавливать для работы в новых условиях, с новыми технологиями.

В самом недалеком будущем всё большее количество облачных услуг можно будет предоставлять через беспроводной доступ – 4G, 5G, WiMAX. Думаю, у России есть уникальные возможности для того чтобы создать эффективные сети, работающие на вертикальных рынках и делающие их конкурентоспособными на мировом уровне. Для этого и создается проект «Сколково», он должен стать инкубатором новых идей и технологий. Сначала инновации будут приживаться в больших городах, а потом – распространяться по всей стране.

Интересно, что государственные компании-поставщики услуг начинают стремительно внедрять новые технологии в то время, как частные не торопятся это делать. Я думаю, что к этому рано или поздно придут все, поскольку выгоды таких технологий очевидны.

За последние годы многие традиционные и сотовые операторы превратилась в сервис-провайдеров с широким набором услуг. Не исключение и Россия. Как в связи с этим Cisco пришлось менять свою бизнес-модель? Насколько вообще сложно вашей компании перестраиваться под изменяющийся рыночный ландшафт?

Действительно, тенденция консолидации на телекоммуникационном рынке – это следствие понимания операторами того, что преуспеть можно только при экономии на масштабе. Чтобы предоставлять широкополосный доступ и другие современные услуги, нужны значительные капиталовложения, поэтому выигрывает тот, у кого больше охват. В России эта тенденция также характерна – здесь действуют «ВымпелКом» и несколько других крупных операторов. Думаю, консолидация будет продолжаться, поскольку ARPU в телекоме продолжает падать. Борьба компаний давно идёт на уровне качества и объёма пакета предоставляемых услуг, и потребитель от этого только выигрывает.

В последние годы мы наблюдаем значительный рост подключений широкополосного доступа. Кроме того, операторы стали больше внимания уделять предоставлению услуг конкретным рыночным вертикалям: финансовому сектору, здравоохранению, образованию и т.д. Компании понимают, что здесь необходимо по-особому формировать набор сервисов.

Компания Cisco предоставляет сервис-провайдерам сетевые технологии, продукты унифицированных вычислений и для совместной работы, TelePresense и многие другие решения. Это особенно важно для тех операторов, которые стремятся расширить портфель своих услуг. Сегодня наша компания обладает технологиями, которые эффективно работают в самых разных отраслях. Так, технологии TelePresense активно применяются в медицине. Например, в Бразилии мы строим сети по периметру крупных городов, и людям, живущим за их пределами, нет необходимости приезжать к врачу на диагностику, для первичного осмотра прекрасно подходит TelePresense. Это экономит средства, как самих пациентов, так и муниципалитетов.

Что касается России, то работу с государственными организациями мы сосредоточили здесь на трёх направлениях: здравоохранение, образование и энергетика.

Правильно ли я понимаю, что если в прошлом в сфере телекоммуникаций бизнес развивался вслед за развитием технологий: появлялась новая технология, потом – новые услуги, за которые можно было брать больше денег, и богател тот, кто их внедрял. Сейчас ситуация изменилась: для того, чтобы быть эффективным, надо генерировать какие-то дополнительные сервисы, а не эксплуатировать существующую инфраструктуру.

Насколько я понял суть вашего вопроса, она в том, что ARPU операторов связи постепенно снижается. Именно поэтому – для восстановления роста прибыли – необходимо искать новые бизнес-модели.

Именно так. И для России это серьёзная проблема, поскольку операторы, не имея чёткого видения реализации новых сервисов, не стремятся инвестировать в создание новой инфраструктуры. Получается, что они искусственно тормозят этот процесс.

Так происходит не только в России. Даже для такой компании, как Cisco, совсем не просто перейти от производства оборудования к производству программного обеспечения. Традиционно операторы продавали подключения и трафик в минутах – вот и все, что они делали. Для некоторых операторов оказывается проблемой продавать даже VPN c обеспечением безопасности.

Но ситуация меняется. Это становится понятным хотя бы из того, какие активы приобретают сегодня сервис-провайдеры, как ведут себя системные интеграторы. Для того чтобы работать в модели «облака», прежде всего, необходимы сеть и сетевое оборудование. Кроме того, вы должны предоставлять доступ к услугам круглосуточно 7 дней в неделю, а еще у вас должна быть современная служба продаж, которая могла бы предлагать услуги корпоративным клиентам.

Год назад здесь же, в Москве, я рассказывал о концепции виртуального поставщика услуг. В Бразилии работает системный интегратор, который предлагает свои услуги банку: подключение к Интернету, VPN, необходимый набор приложений, услуги Cisco TelePresence – в качестве сервиса для филиалов, и все это делается в рамках широкого соглашения под брендом интегратора. Это – операционные расходы, а не капитальные вложения.

Таким образом, интегратор на своей базе предоставил банку широкий спектр услуг в готовом виде. Интересно посмотреть, к кому обратится этот банк, если решит получить аналогичный пакет услуг вне Бразилии – к оператору или интегратору. Таким образом, интегратор становится виртуальным поставщиком услуг под собственным брендом. Такая тенденция будет развиваться, но есть и такие участки рынка, где работают горизонтальные связи – это малый и средний бизнес.

Итак, операторы и модель их работы меняется буквально на глазах. Меняется и отношение государства к этой проблематике: согласно нынешнему законодательству, в Мексике министерства и другие государственные учреждения не имеют возможности вкладывать средства в получение услуг через капиталовложения, они должны их получать только, как услуги. Поэтому операторы и системные интеграторы должны работать в тесном контакте, чтобы предоставлять заказчикам те услуги, которые им нужны. Взять хотя бы такой сегмент, как обеспечение общественной безопасности. Мне кажется, что и в России операторы начинают всё серьезнее задумываться о применении именно такой бизнес-модели.

Сила компании Cisco в том, что у нас есть решения для многих слоев – от центров обработки данных и выше – для решения подобных задач. Мы уникальны, как компания, потому что сотрудничаем как с операторами и интеграторами, так и с такими вертикальными рынками, как промышленное производство, финансовый сектор, здравоохранение. Мы понимаем потребности обеих сторон в работе по этой схеме. У нас есть широкий спектр продуктов, который помогает решать поставленные задачи через предоставление услуг. Естественно, при этом мы работаем с широкой сетью наших партнёров.

Возвращаясь к разговору об облачных сервисах. Недавно четыре крупные компании, включая Cisco, объявили о создании альянса в этой области. Какую компанию преследует компания Cisco в рамках этого альянса? Какие услуги этот альянс планирует продвигать на рынках развивающихся стран?

Как я понимаю, вы имеете в виду альянс VMware, EMC и Orange. Мы планируем делать то же, что и с другими операторами связи – с ВТ, например. Делаем то же самое, что и в банковском секторе – создаём центр обработки данных, используем возможности виртуализации, вычислительный и сетевых решений в едином комплексе. Все сервисы базируются в центре обработки данных, как для местных, так и для глобальных международных компаний. При этом мы всегда стараемся понять: существует ли потребность в использовании гибридного облака – сочетания внутреннего и внешнего облака.

Такие центры обработки данных позволяют нам продвигать наши сервисы, работая с Orange. Например, вместе с ними мы продвигаем Cisco TelePresence. Естественно, что операторы стараются предложить как можно больше сервисов: начинают, как правило, с сетевых сервисов, платформами для которых являются ЦОДы, потом они обращаются к предложению программного обеспечения, как услуги (пример – Cisco TelePresence), но при этом очень важно работать вместе, чтобы удовлетворить те или иные запросы конкретных вертикальных рынков.

Что касается гибридных решений, сочетающих доступ к публичному и частному облаку, то есть очень привлекательные решения для банков. Вряд ли банк согласится выдать всю информацию о клиентах третьей стороне.

Это первый крупный альянс на рынке облачных вычислений. Он планирует предоставлять максимально отработанные услуги для вертикальных рынков или стремится занять весь рынок целиком?

Наш успех зависит от того, насколько успешно мы будем предлагать клиентам нашу архитектуру, которая удовлетворила бы их. Обеспечение общественной безопасности – это рынок размером в миллиарды долларов. Та же картина и в здравоохранении, в финансовых услугах. Мы можем или увеличить до максимального уровня нашу выручку в одном или двух слоях – в сетевых вопросах и ЦОДах – или должны научиться работать в партнёрстве, поскольку невозможно самостоятельно развить все технологии в рамках одной компании. Мы работаем по всем уровням – от WebEX до ЦОД, поэтому считаем сотрудничество в рамках альянса с такими компаниями, как VMware и ЕМС даёт нам доступ к значительно более широкому рынку и объёму бизнеса. Наш успех в будущем будет во многом зависеть от умения связать технологические возможности с требованиями бизнеса, которые выдвигают наши клиенты. Наша задача состоит в том, чтобы понять, как применить эти технологии к новым изменяющимся условиям работы на современном рынке.

Помните, когда Google запускал бесплатные сервисы? Мы все тогда задавали себе вопрос – как они собираются выжить? Буквально вчера в самолете я прочёл статью о компании Nuance, занимающейся созданием ПО. Они предлагают бесплатное приложение для преобразования речи в текст и наоборот – текста в речь. Делается это для того, чтобы изучить перевод моего разговора с итальянским акцентом или вашего – с русским. Мы для них – подопытные кролики, на которых отрабатывается технология. Они не получают прибыль, но снижают свои расходы на исследования и разработки.

Шутки шутками, но сегодня монетизация бизнеса очень зависит от бизнес-аналитики. Рекламные компании сегодня инвестируют средства в бизнес-аналитику, поскольку понимают важность этого.

Девиз форума Cisco Expo 2010 – «Совместная работа и виртуализация без границ». Какие факторы пока мешают развитию безграничной совместной работы?

Что мы с вами имеем в виду, когда говорим о виртуальной совместной работе без границ? Мы подразумеваем, что даже находясь далеко друг от друга, каждый у себя дома со своим устройством, например, iPad’ом или iPhone’ом, мы можем совместно работать над каким-либо документом, вести коллективные исследования и вместе искать информацию в Интернете. Всё это доступно людям уже сегодня. Проводные и беспроводные сети, Дата-центры, сервисы безопасности, WebEx, Telepresense – это у нас есть. Сегодня, в эпоху 3G и 4G, пользователи чувствуют, что качество подключений постоянно растёт. Проблема в том, чтобы вы из своего кабинета могли получить доступ ко всем необходимым устройствам, чтобы они и установленные на них приложения способствовали росту вашей бизнес-продуктивности.

Стоимость услуг широкополосного доступа и стоимость устройств стремятся вниз. При этом важно понимать преимущества, которые дают нам современные устройства, и просчитывать экономический эффект. На примере нашей компании могу сказать, что за всё время использования Telepresense мы сэкономили порядка $700 млн. только на авибилетах при меньшем числе командировок. При этом мы предоставляем сотрудникам инструмент, позволяющий видеть собеседников, ведь зрительно передаётся большая часть информации.

Ещё одна проблема лежит вне плоскости технологий, она в головах, в том, как мы привыкли работать. Но я и здесь исполнен оптимизма, в том числе и по поводу перспектив России.

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости. Статья Владислава Боярова