Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

C 31 мая по 3 июня 2010 года в Гамбурге (Германия) прошла крупнейшая международная суперкомпьютерная конференция ISC 2010, в рамках которой был объявлен очередной список 500 самых мощных суперкомпьютеров мира, и крупнейшая суперкомпьютерная выставка. В работе выставки и конференции принял участие специальный корреспондент THG Александр Семёнов. Своим взглядом на развитие отрасли с ним поделился генеральный директор компании «Т-Платформы» – крупнейшего российского производителя суперкомпьютеров – Всеволод Опанасенко.

Александр Семёнов: Второй год компания «Т-Платформы» принимает участие в этой выставке. Скажите несколько слов о ваших впечатлениях от этой выставки и об особенностях именно этого года.

Всеволод Опанасенко, генеральный директор компании «Т-Платформы».

Всеволод Опанасенко: Наша компания очень быстро растёт, практически на 100% в год, поэтому особенность любого момента у нас – это бурный рост. В прошлом году мы впервые участвовали в этой выставке и в зарубежных выставках вообще. Мы представляли наш уникальный продукт Т-Blade-2, но у нас не было суперкомпьютера на его основе. В этом году у нас есть конкретный пример – суперкомпьютер «Ломоносов», самый крупный в России и 13 в мире, как следует из только что обнародованного списка «ТОП500 суперкомпьютеров мира».

В мире есть две главные выставки по суперкомпьютерам – гамбургская, где мы сейчас беседуем, и осенняя в США. На них собираются все ведущие игроки этого рынка – и производители, и потребители, поэтому и мы считаем своим долгом в них участвовать. Учитывая то, что в этом году мы открыли европейский офис в Ганновере, начали мировую экспансию своей компании и продажи в Европе, для нас присутствие здесь особенно актуально – оно позволит наладить контакты с потенциальными заказчиками.

Порой звучат голоса, что в эпоху Интернета выставки теряют свою эффективность. Что вы думаете по этому поводу?

Выставки бывают разными. Гамбургская суперкомпьютерная выставка – это своеобразный клуб, прекрасное место для встреч и самых разных переговоров. Особенность нашего рынка в том, что сделки на нём могут длиться от 50 до 500-700 дней. Цена сделок высока, заказчики подступают к ним очень вдумчиво, присматриваясь к предложениям вендоров, тестируя разные предложения и т.п. Ещё один важный момент – это личное общение участников сделки, поскольку через Интернет такой высокотехнологичный продукт, как наш, не продашь и телефонными звонками дело не решишь. Очень важно и то, что эта выставка – своего рода закрытый клуб, здесь нет случайных людей.

Что стало основной причиной, как вы сказали «мировой экспансии компании»? Вы считаете, что российский рынок уже освоен для Вас?

По нашим данным, которые основываются на опубликованной информации о поставленных за год системах, наша доля суперкомпьютерного рынка России и СНГ за прошлый год в денежном выражении составила порядка 80%. Можем, конечно, увеличить эту долю до 85%, но основная наша задача здесь – это удержание позиций. Естественно, российский рынок будет расти и даже быстрее, чем мировой рынок – процентов на 15 в год, но мы-то растём гораздо быстрее.

Мировой рынок суперкомпьютеров во много раз больше российского (4,6 миллиардов долларов в регионе ЕМЕА и 16.7 миллиардов долларов в мире), поэтому наш выход на него совершенно естественен.

Ваша молодая компания достаточно известна и в России и в мире. Но не пугает ли вас перспектива конкуренции с такими грандами рынка, как HP, Hitachi, IBM, Dell?

Мы входим в десятку мировых лидеров производства суперкомпьютеров. У нас есть очень интересные продукты, которые мы можем предложить. Мы часто встречаемся с представителями мировых суперкомпьютерных центров и чувствуем искренний интерес к нашим решениям. Ведь «Т-Платформы» – это по сути дела единственная в мире компания «полного цикла»: мы можем продать только вычислитель, можем сделать полностью законченный вычислительный центр «с нуля» (как это было в МГУ) и можем оказывать услуги, которые включают гораздо больше, чем просто обслуживание систем, и даже больше чем аренду вычислительных ресурсов – речь идёт о возможности решения практических задач пользователей методами высокопроизводительных вычислений, то есть о практическом моделировании и расчётах для промышленного дизайна и научных исследований. Пока ни один другой вендор такого широкого спектра услуг не предлагает. У нас есть великолепная операционная система Clusterx, которая принципиально отличается от существующих операционных систем для высокопроизводительных вычислений – это система уровня «петаскейл».

Мы активно работаем и уверены в том, что будем с успехом конкурировать на мировом рынке.

Начал ли эффективно работать, установленный вами в МГУ суперкомпьютер «Ломоносов»?

Он успешно работает уже несколько месяцев. Насколько мне известно, на нём уже просчитано более десяти серьезных задач. Одну из них решал коллектив из Института прикладной механики под руководством члена-корреспондента РАН Бориса Николаевича Четверушкина – это очень актуальная задача по расчёту охлаждения современных процессоров. Она считалась на 10 тысячах процессорных ядер, и был получен уникальный результат практически линейного роста производительности с увеличением количества ядер. Ещё один интересный класс задач, это задачи российской компании «Тесис». Одна из них – расчёт обтекания нового космического корабля «Орион» для полёта на Марс.

Я задал этот вопрос не случайно: мне кажется, что hardware в мире суперкомпьютеров сегодня обгоняет software. «Ломоносов» – это колоссальный скачок по возможностям счёта. Будут ли они эффективно использованы?

Я уже не раз сталкивался с тем, что Россия – практически единственная страна в мире, где очень любят обсуждать проблему «Что появилось раньше – курица или яйцо?» Если не будет больших машин, то не будет и больших задач для счёта на них. Появление машин, уровня «петаскейл», готовой к счёту, естественно приведёт к появлению задач для счёта на ней.

Второе. Мы прекрасно знаем российский рынок, поскольку постоянно работаем практически со всеми суперкомпьютерными центрами, и могу сказать вам, что загрузка суперкомпьютерных мощностей в России существенно превышает среднюю. Естественно, не везде это 100%, но везде – больше 60-70%.

Если говорить конкретно о загрузке «Ломоносова», то не надо забывать, что МГУ – это крупнейший в России потребитель высокопроизводительных вычислений. Не один год и даже не одно десятилетие Московский университет решает сотни и тысячи НРС-задач в самых разных областях. Эта уникальная машина должна была появиться здесь, и она появилась. Я абсолютно уверен в том, что она не будет простаивать без дела. Для счёта задач на её предшественнике – суперкомпьютере «Чебышёв» мощностью 60 терафлопов – стоит очередь примерно в месяц.

На европейском и мировом рынке вы собираетесь предлагать решения на базе вашего продукта Т-Blade 2?

Действительно, сегодня это наш флагманский продукт, но мы не останавливаемся ни на минуту в своем развитии и к концу этого года объявим ещё два очень интересных продукта. Они по инновационности не будут уступать T-Blade 2, и я уверен, что будут так же востребованы рынком.

Как вы оцениваете уровень развития отрасли НРС в России? Что вам нравится и что не нравится?

За последние 3-5 лет отрасль НРС в России сделала колоссальный скачок. Появилось много суперкомпьютеров и суперкомпьютерных центров в университетах. Кто-то лучше, кто-то хуже их использует, но все пытаются на них работать и решать вполне конкретные прикладные задачи. Появилось много компаний, которые разрабатывают ПО для высокопроизводительных вычислений (в частности, «Тесис», который мы упоминали в разговоре). Это не может не радовать.

Как российского производителя, меня не очень устраивает незащищённость российского производителя на рынке. Это относится и к производителям оборудования, и к производителям ПО. Не надо забывать, что нам приходится конкурировать с многомиллиардными бюджетами компаний HP, IBM, Cray, которые они могут выделять на исследования, разработки и маркетинг. Хотелось бы получать какую-то поддержку от государства. Ведь инновационные технологии, которыми мы занимаемся, – это стратегическое, приоритетное направление в развитии государства, о чём говорил наш Президент.

Хитом российского суперкомпьютерного рынка прошлого сезона несомненно стал «Ломоносов». Планируете ли вы предложить рынку нечто столь же яркое и в этом году?

Да, мы готовы, но пока это секрет. Я не могу говорить о незавершённых сделках. Давайте подождём месяца два-три, и вы всё узнаете. Будет очень интересно.

Во всяком случае, суперкомпьютеры в России нужны и востребованы. Только не надо забывать, что таких рекордсменов, как «Ломоносов», не может быть много – один, два, максимум – три. Под ними должен быть серьезный фундамент из суперкомпьютеров меньшей производительности. И наши T-Blade-2 позволяют строить как суперкомпьютеры на петафлоп, так и суперкомпьютеры на 100-200 терафлопов. Таким образом, мы охватываем все сегменты рынка НРС в России.

А есть ли недостатки у вашей компании?

Мы сейчас очень быстро растём и испытываем колоссальную нехватку кадров. Это наша главная проблема сегодня. Кроме того, приходится постоянно перестраивать бизнес-процесс, а это тоже непросто.

Предпринимаете ли вы какие-то шаги в плане подготовки кадров?

Да, мы ведём переговоры с несколькими ведущими ВУЗами России по открытию базовых кафедр для нашей компании. Среди них МГУ имени М.В.Ломоносова и Томский государственный университет. В работе кафедр будут принимать участие наши специалисты, студенты будут проходить у нас практику, а потом и приходить к нам работать. Не только к нам, естественно, а в суперкомпьютерную отрасль. Преподавание может начаться уже в этом учебном году.

Спасибо большое за очень интересное интервью.

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность. Статья Владислава Боярова

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости. Статья Владислава Боярова