Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

В конце января в рамках мероприятия группы компаний РСК Андрей Сёмин, директор технологического сектора высокопроизводительных вычислений Intel в регионе EMEA (страны Европы, Ближнего Востока и Африки) дал краткое интервью журналисту Александру Семёнову.

Андрей Сёмин, директор по технологиям Intel в сфере высокопроизводительных вычислений в странах Европы, Ближнего Востока и Африки (регион EMEA). 12 апреля 2011 г. Фото: Александр Семёнов.

Андрей Сёмин, директор по технологиям Intel в сфере высокопроизводительных вычислений в странах Европы, Ближнего Востока и Африки (регион EMEA).

Корпорация Intel сейчас активно продвигает облачные вычисления, есть масштабная программа развития этой отрасли до 2015 года. Параллельно с этим Intel активно работает для развития отрасли ЦОД. В чем принципиальная разница между этими двумя направлениями?

Андрей Сёмин: Это связанные понятия, но не одно и то же. При реализации облачных вычислений нужны ЦОДы для их хостинга. Но облачные вычисления включают в себя гораздо больше, чем чисто аппаратную часть серверов и ЦОД – в них очень важны программные решения и пользовательские интерфейсы.

ЦОД – это физический объект, площадка для размещения вычислительного и телекоммуникационного оборудования, и систем хранения.

Есть разные способы абстрагирования от сложности аппаратного обеспечения. В свое время, чтобы избавиться от сложностей некоторых аппаратных реализаций, появились операционные системы. С их помощью стало гораздо легче работать с компьютерами. Потом появились виртуальные машины, которые позволяют абстрагироваться от понятия операционной системы и еще дальше – от «железа». Облачные вычисления – это следующий уровень абстракции: не важно, где и как хостится тот или иной сервис – это может быть на ПК, стоящем в углу, или в ЦОДе на другом континенте. Важно, что интерфейс взаимодействия с тем или иным сервисом остается одинаковыми. Прежде всего, это важно конечному пользователю этого сервиса, поскольку его совершенно не интересует, как реализована услуга и где работает физический сервер ее поддерживающий. Такое абстрагирование от оборудования и конкретных реализаций программного стека в облаке, позволяет менять его и расширять содержание услуги, не меняя интерфейса и пользовательского опыта.

Аналогично операционная система скрывала и скрывает не только детали и сложности общения с оборудованием, но и дает возможность аппаратному обеспечению эволюционировать, не заставляя разработчиков переписывать с нуля свои приложения для новой версии процессора. Несколько поколений ПК может сменить одно другое, а операционная система продолжит работать. Также продолжают работать пользовательские приложения, сменяя несколько поколений аппаратного обеспечения.

То же самое будет происходить и с облачными вычислениями, если говорить о приложениях как о сервисах, размещаемых в «облаках». Будут при этом эти сервисы хоститься в ЦОД предприятия (частное облако), или на ресурсах внешнего провайдера – не будет заметно для пользователя этого сервиса.

Теперь вернемся к высокопроизводительным вычислениям. Я слежу за этой ветвью компьютерной индустрии более 10 лет. У меня такое впечатление, что она развивается только количественно. Не вижу действия известного закона перехода количества в качество. Что скажете по этому поводу?

Высокопроизводительные вычисления напоминают гонки специальных машин, развивающих максимальную скорость. В высокопроизводительных вычислениях главное – достижение максимальной производительности. Причем, если говорить о гонках на скорость, то максимальная скорость достигается в самых необычных обстоятельствах – на дне соляного озера, например, и только по прямой. Высокопроизводительные вычисления напоминают такие гонки: достижение максимальной скорости для решения тех или иных задач, которые эту скорость требуют.

Итак, «НРС машины» – это мощнейшие машины с мощными моторами, скажем входящие в ТОП5 мирового рейтинга. Для их создания используются уникальные «ноу-хау», которые создаются путем многолетних разработок. Их нельзя купить, к ним можно придти, только решая встающие проблемы. Да и сами проблемы известны лишь тем, кто стремится к достижению максимальной производительности. В дальнейшем, с развитием технологий эти машины из ТОР5 отходят на второй план и уступают место новым лидерам. Но уникальные технологии, разработанные при создании этих машин, становятся доступными более широкому кругу потребителей и служат отправной точной для создания новых лидирующих суперкомпьютерных систем.

Наглядный пример – это группа компаний РСК, которая более полугода назад вывела на рынок второе поколение своих высокопроизводительных и энергоэффективных решений на базе жидкостного охлаждения. Речь идет об архитектуре «РСК Торнадо», обеспечившей преимущества жидкостного охлаждения для массово доступных стандартных серверных плат на базе процессоров Intel Xeon. И в этом втором поколении очень много инноваций, это решение было разработано и реализовано российской компанией впервые в мире. Качественные изменения – налицо.

Если бы в свое время группа компаний РСК не задалась целью создать максимально плотную упаковку вычислительной мощности, то она не пришла бы к созданию решения на основе жидкостного охлаждения.

Являясь одним из руководителей технологического направления НРС в Европе, ставите ли Вы перед сотрудниками задачу разработки революционных инноваций в этой сфере?

Нам приходится решать более утилитарные задачи. Говоря о прорыве, мы, прежде всего, стараемся ответить на вопрос «Зачем?». У нас на горизонте есть достаточно большой спектр нерешенных задач. Хотя уже сегодня мы думаем о машине производительностью ЭкзаФЛОП (1018 операций с плавающей запятой двойной точности в секунду), даже при построении суперкомпьютера на 100 или 50 ПетаФЛОПС возникнет очень много серьезных проблем. До 2018 года нам надо будет эти проблемы решить.

Когда несколько лет назад мы думали о сегодняшнем дне, то поняли, что надо ограничивать тепловыделение (а значит и производительность) процессора 130-150 Ваттами, поскольку иначе его просто не охладить с помощью широко распространённых тогда (да и сегодня) технологий воздушного охлаждения. При этом важно снижение энергозатрат на охлаждение. Становится понятно, что в развитии НРС, охлаждение – одна из основных проблем, если не главенствующая. Чтобы решить ее, надо сделать множество изобретений или инноваций, называйте, как хотите. Процесс осложняется еще и тем, что мы не можем разрабатывать процессоры, работающие с жидкостным охлаждением, пока у нас нет широкой экосистемы использующей жидкостное охлаждение, а экосистемы вокруг жидкостного охлаждения не появятся, пока не идут в широкий тираж готовые процессоры. Известная проблема курицы и яйца, и в данном случае мы нашли выход с помощью наших партнеров, как РСК: они первыми сделали эффективное жидкостное охлаждение для суперкомпьютеров на базе широкодоступных процессоров и плат. За ними следуют другие: сейчас уже более полутора десятков производителей заявляют о разработке жидкостных систем охлаждения по всему миру. Появляются все больше внедренных проектов. Растет экосистема.

Я думаю, в ближайшее время мы будем разрабатывать процессоры, которые выиграют больше от работы с жидкостными системами охлаждения.

В общем, есть множество проблем, которые нам предстоит решить. И для меня качественными изменениями будет увеличение производительности суперкомпьютера в два-три раза. Сегодня существенную часть своего рабочего времени я уделяю энергоэффективности, поскольку это – ключевая проблема не только для развития высокопроизводительных вычислений, но и для всего человечества.

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости. Статья Владислава Боярова