Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Когда редакция газеты «Компьютерра+Самара» попросила меня взять интервью у представителя фирмы Hitachi, ничего интересного от этого я не ждал. Жёсткие диски давно уже не являются главными ньюсмейкерами компьютерного рынка, влияние их на быстродействие компьютеров по сравнению с процессорами, видеокартами и оперативной памятью не слишком велико (вот именно в таком порядке, на последнем месте). А поскольку проблем с дисками в последнее время нет, то и спрашивать надо непонятно о чём. К тому же представители вендоров как правило очень плохо относятся к неудобным вопросам прессы, что делало моё положение совсем незавидным.

Оказалось, что я ошибался, и опасения мои были напрасными. Во-первых, внезапно выяснилось, что это не просто дежурная встреча представителей фирмы Hitachi с прессой, а празднование юбилея – 50-летия жёсткого диска. Во-вторых, представителем фирмы Hitachi оказался Андрей Состин, которого я хорошо знал по его работе в фирме Aquarius. Уровень квалификации позволяет ему не бояться никаких провокаций, с ним можно чувствовать себя легко и непринуждённо.

Поэтому я смело начал:

Владислав Бояров. Насколько я знаю, Hitachi занимается жёсткими дисками совсем недавно, поэтому 50 лет – это, включая IBM?

Андрей Состин. Да, конечно. Hitachi купила этот бизнес у IBM только в 2003 году. Но и сама Hitachi до этого делала диски, в основном для серверов (с интерфейсом SCSI) и для ноутбуков. Правда, в РФ они официально не поставлялись. IBM просто более известна.

В.Б. С дисками IBM у меня ассоциируются какие-то стеклянные пластины, которые кончились очень неудачно.

А.С. Нет, они не кончились очень неудачно. Сейчас все трёхдюймовые серверные диски (Серверные высокооборотные диски имеют пластины диаметром 3", установленные в корпуса стандартных для 3½" дисков габаритов) и мобильные диски меньшего диаметра имеют как раз стеклянные «блины». Тут уместна поговорка «первый блин комом». Стекло имеет аморфную структуру, и первые стеклянные диски со временем начинали течь. К сожалению, это проявлялось только после длительной эксплуатации. Но стеклянные пластины научились делать уже достаточно давно.

В.Б. Ну, это, наверное, у всех бывает. Fujitsu в своё время тоже напоролась.

А.С. Fujitsu напоролась так, что ей пришлось уйти из бизнеса дисков для настольных систем. Но там проблема была в материале корпуса микросхемы и флюсе, который использовался при пайке. И это действительно правда, что у всех бывает – не ошибается тот, кто ничего не делает. Fujitsu, например, неплохо себя чувствует сейчас со своими серверными и мобильными дисками.

В.Б. А стеклянные пластины довела до ума IBM, или это заслуга уже Hitachi?

А.С. И то, и другое. На сегодняшний день эта технология считается надёжной, отработанной и о ней особо никто и не вспоминает.

В.Б. Интересно. А вот скандал запомнился. Справедливой оказалась ещё одна поговорка: «Добрая слава лежит, а худая бежит». А почему на десктопных дисках остались алюминиевые пластины?

А.С. Технология изготовления стеклянных пластин несколько дороже алюминиевых. На стеклянных пластинах подложка получается более плоской и менее шероховатой, что позволяет увеличить плотность записи.

В.Б. А кто ещё изготавливает стеклянные пластины?

А.С. Вообще только две фирмы в мире самостоятельно изготавливают все компоненты жёстких дисков. Hitachi – это бренд, который имеет у себя «под зонтиком» почти тысячу юридических лиц, с огромным спектром продукции от маленьких электромоторчиков до атомных электростанций «под ключ». Например, Hitachi делает экскаваторы и электропоезда, генераторы переменного тока, бытовую РЭА, ручные электроинструменты. Наши коллеги из Hitachi Data Systems играют ведущую роль на рынке «тяжёлых» корпоративных систем хранения данных.

В.Б. Какую нишу занимает Hitachi GST на рынке винчестеров?

А.С. В разных местах от 5% до 15% рынка, приблизительно то же соотношение в России. Но после того, как мы с Ильёй Ключниковым вступили в должность (а это было 3 июля 2006 г.) эта доля в августе поднялась до 25%.

В.Б. И всё же в каком случае, по вашему мнению, надо брать именно диски Hitachi?

А.С. В любом! Любые потребности, которые могут возникнуть в «вертящихся» устройствах хранения Hitachi покрывает полностью, нет такого сектора, в котором мы не работаем. Другое дело, что по различным причинам заметность нашей марки в России была не очень велика. Причина в том, что и IBM и Hitachi были компаниями, которые сами потребляли большую часть производимых компонентов, то есть диски IBM в основном устанавливались на компьютеры IBM, а впоследствии и больших международных вендоров, и в отдельной рекламе не нуждались. Но к 2003 году IBM уже взаимодействовала с крупнейшими производителями компьютеров и усилия были направлены в этот сектор. А с 2004 года перенос центра тяжести происходит в сторону канальных продаж, то есть не транснациональных корпораций, а так называемых Local OEM – компаний, действующих на ограниченных территориях. В последнее время наблюдается рост объёмов производства компьютеров у таких компаний, соответственно, и рост потребления компонентов. Например, немцы и французы начали успешно конкурировать на своём рынке с мировыми брендами, такой процесс происходит и у нас. Тот же Aquarius, Depo или Kraftway достаточно жёстко и успешно конкурируют с «варягами», пришедшими на российский рынок.

В.Б. Но у этого процесса есть ещё одна ступень, когда региональные (самарские) компании у себя дома успешно конкурируют с тем же Kraftway, который в данном случае сам является «варягом». Это наглядно показал недавно проведённый конкурс газеты «Компьютерра+Самара», где разрыв в производительности между местными компьютерами и московскими брендами доходил до 50 раз.

А.С. «Раз» или «процентов»?!!

В.Б. Вот видите, Вам уже интересно. Именно «раз», я везде стараюсь писать это число прописью, потому что действительно это выглядит неправдоподобным. Однако весь процесс проведения конкурса от закупки до тестирования проходил открыто. Правда, наши местные фирмы шли, что называется, голова в голову и кое у кого остались сомнения в объективности (Если в велоспорте группа лидеров отрывается от основной массы понятно, что все они молодцы. Но фотофиниш безжалостно говорит всем, кроме одного: нет для вас жёлтой майки! Здесь не спорт, и мне очень жаль, что из десятков достойных фирм Самары только несколько получили дипломы, подтверждающие их победу над «брендами»), но когда разрыв в 50 раз, что там можно подсуживать? Ну, будет 49 или 51 – какая разница?

А.С. А можно более детально ознакомиться с этими материалами?

В.Б. Все материалы по конкурсу выложены на сайте SPTC.ru, там полные отчёты от закупки до финальной пресс-конференции. На мой взгляд, проблема не в том, что Aquarius или Kraftway не умеют собирать компьютеры, конечно, умеют, просто путь от разработки спецификации до передачи компьютера в руки покупателю при выбранной ими бизнес-модели настолько длинный, что местные производители гарантированно успевают их обогнать.

А.С. Абсолютно верно. Если взять, например, Aquarius, то он никогда не концентрировался на машинах для домашнего пользователя; есть соответствующие модели, но это не основная продукция.

В.Б. Знаю, но уж, коль фирма выходит на этот рынок, то она должна достойно там выглядеть. Очень интересная получается общая картина: вам из Москвы видно, что бренды национального масштаба теснят мировые бренды, а мы в Самаре наблюдаем, как местные производители побеждают национальные (московские) бренды.

А.С. Я объясню, почему это происходит. У брендов национального масштаба очень много накладных расходов, как на производство, так и на сервис. У компаний, работающих в пределах одного города или региона, эти расходы значительно меньше. Понятно, что это всё отражается на ценниках. К тому же компании национального масштаба заточены, как правило, на корпоративный рынок. Там требований к пиковой производительности практически нет. Компьютер выполняет роль пишущей машинки, терминала, клиентского места корпоративной ИС. Важно, чтобы одна и та же надёжная модель была в производстве как можно дольше: два, а то и три года. Корпоративный сектор требует однообразного парка машин.

В.Б. Получается, что бизнес, в который кинулись федеральные бренды, полностью противоречит той модели, по которой они привыкли работать.

А.С. Это действительно совершенно разные бизнесы.

В.Б. Но они же туда пришли. Значит надо или побеждать или уходить, как спортсмены уходят из спорта вовремя. Что делает спортсмен, который не может победить? Он уходит, зачем ему вечно быть на последнем месте?

А.С. Позволю себе сделать предположение, что если федеральные бренды изначально заточены на работу с корпоративными структурами, то розничные модели являются для них комплементарными, то есть дополнительными, неосновными. Значит, туда нет большого количества инвестиций, в том числе и маркетинговых.

В.Б. Ну нет, маркетинговых как раз очень много. Вся Самара увешана плакатами с призывами покупать московские компьютеры.

А.С. Могу только подтвердить: если речь идёт о борьбе за локального потребителя, особенно домашнего, то, скорее всего, федеральные бренды эту гонку в краткосрочном плане проиграют. В долгосрочном возможны разные варианты: кто-то уйдёт, а кто-то будет инвестировать в розничный модельный ряд.

В.Б. Согласен. Следующий вопрос по системам хранения для дома и малого офиса. Они уже больше года, как появляются на презентациях, но дальше этого, похоже, дело не идёт.

А.С. Вот на этом мне бы хотелось остановиться поподробнее. Во-первых, такие системы хранения выпускает множество компаний, потому что рынок их не маленький. Недавно Intel выбросил на рынок интересную систему, представляющую собой кубик, в который устанавливаются четыре жёстких диска. Интерфейс – два гигабитных порта. Внутри стоит интеловский процессор для наладонных компьютеров, специальная сильно обрезанная версия Линукса, 256 мегабайт оперативной памяти. Всё это устройство прикидывается в сети файловым массивом, удобно управляется через браузер, можно квотировать пространство, давать различные права доступа и т. п., назначать задачи резервирования данных по расписанию. Первые образцы, как и положено, были совершенно сырые (в программной части). Сейчас эту модель уже довели до ума, она ещё какое-то время поживёт и, полагаю, сменится следующей, в которой будет совсем всё хорошо. Сам этот форм-фактор с четырьмя жёсткими дисками, которые могут быть сконфигурированы в массив пятого или десятого уровня, представляется весьма удачным. Сейчас наши дистрибьюторы Asbis и Elko, которые одновременно являются дистрибьюторами Intel, предлагают по весьма привлекательным ценам такие устройства. Внутри находятся жёсткие диски Hitachi ёмкостью по 500Гб. Эта модель в Аквариусе была запущена под внутренним шутливым рекламным слоганом: «Два терабайта на каждый стол». Для этих устройств и Intel, и Hitachi постарались максимально снизить цены на свои компоненты, чтобы поскорее создать реальный рынок этих устройств. Всё же это принципиально новое устройство, а у тех, кто отвечает за закупки техники, есть определённые стереотипы.

В.Б. Я ещё смотрю на эти вещи с точки зрения удобства администрирования.

А.С. Устройства администрируются через стандартный браузер.

В.Б. Это понятно, я хотел сказать о другом. Когда операционная система и данные тесно связаны, в случае сбоя операционной системы прекращается и доступ к данным. Здесь они разнесены по разным устройствам, хранилище легко переносится в другую сеть, установка дополнительных объёмов хранения можно делать без остановки системы.

А.С. Именно так первоначально позиционировалось это хранилище. Когда объём данных перестаёт помещаться на дисках, надо останавливать сервер, делать апгрейд, что достаточно болезненно. При установке хранилища планируется редко используемые данные перебросить туда. Рабочую базу всё же лучше оставить непосредственно на сервере, потому что скорость реакции сервера значительно выше, чем у сетевого хранилища.

В.Б. А на домашний рынок это как-то позиционируется?

А.С. Нет, пока только в малый и средний бизнес. В принципе, это устройство вполне применимо и на домашнем рынке, просто оно предполагает определённую квалификацию пользователя: нужно уметь обращаться с браузером и знать, что такое RAID.

В.Б. А кто это будет продавать в Самаре?

А.С. В Самаре есть региональный офис компании Asbis, в других регионах РФ есть филиалы и Elko, и Asbis. Полная информация у них на вебсайтах.

В.Б. Ещё вопрос о совсем маленьких дисках. Устоят ли они под напором флеш-памяти? А.С. Понятно, что диски совсем небольшой ёмкости флеш-память подпирает очень сильно. Особенно это чувствуется по ценам.

В.Б. Я на SPTC.ru делал анализ. Получилось, что за последний год цены на флеш-память упали втрое. По жёстким дискам такого, конечно, нет.

А.С. Только не надо забывать, что больше нескольких тысяч циклов записи эта технология пока выдержать не может. Значит, полностью заменить жёсткие диски на сегодняшний день нечем. Думаю, что в ближайшее время должен появиться в серьёзных масштабах гибрид жёсткого диска с флеш-памятью. Для долговременного хранения данных будет по-прежнему использоваться жёсткий диск, а флеш-память будет служить очень большим буфером, настолько большим, что обращения к жёсткому диску будут сильно уменьшены. Причём эту флеш-память имеет смысл делать съёмной и легко заменяемой. Вообще на сегодняшний день технологии производства жёстких дисков настолько отработаны, что другие технологии будут не конкурировать с ними, а дополнять их. И при любых технологиях надо приучать пользователя к резервированию данных: это так же необходимо, как зубы чистить.

В.Б. Я начинал работать ещё на больших машинах, и там это правило выдерживалось неукоснительно: рабочий день закончил – сохранил данные на ленту. У меня и на домашнем компьютере диски зеркалированы.

А.С. Сейчас набирают популярность небольшие коробочки с жёсткими дисками форм-фактора 2½", подключаемые по интерфейсу USB или FireWire (i-Link).

 

В.Б. В Самаре такие диски вместе с флешками впервые были представлены на компьютерной выставке летом 2002 года, причём на единственном стенде. Я тогда работал в фирме СПТК и специально ездил в Москву добывать эти устройства. И флешки и «коробочки» произвели настоящую сенсацию, около нашего стенда постоянно были толпы народа. Но что интересно: если флешка сегодня есть практически у каждого работающего на компьютере человека, то диски, как и в 2002 году, набирают популярность (А ведь это было совсем недавно! По прайсу СПТК за июнь 2002 года флешка 32Мб стоила больше тысячи рублей (без драйверов не виделась ни одной системой), а цена на «коробочку» ZIV объёмом 20Гб приближалась к девяти тысячам (у других фирм эти устройства в прайсах отсутствовали). Сейчас чуть больше 1000 рублей стоит флешка на 2Гб (в 60 раз большего объёма), а вот «коробочка» на 100Гб стоит больше четырёх тысяч, здесь «удельная» цена упала «всего» в 10 раз).

А.С. Сейчас ситуация изменилась: у многих мобильных пользователей возникает необходимость установить в ноутбук диск большей ёмкости. Для старого диска можно купить такую коробочку и использовать его для резервного копирования. Главное – не покупать самые дешёвые...

Да, зря я опасался, разговор получился очень содержательным, за что большое спасибо Андрею. Несколько опережая события, скажу, что презентация была не менее интересной. Но об этом в следующей статье.

OSS-2017 от OCS в Самаре

OSS-2017 от OCS в Самаре. Статья Владислава Боярова

USB Type-C: кабелиные страсти

USB Type-C: кабелиные страсти. Статья Владислава Боярова