Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

18 января 2010 года в Москву приехала госпожа Марло Томпсон – глава департамента ЕМЕА Intel по связям с общественностью, и пресс-служба корпорации организовала ужин в московском ресторане Дымов №1.

Встреча с Марло Томпсон, главой департамента ЕМЕА Intel по связям с общественностью. Москва. 18 января 2010 г. Фото: Владислав Бояров.

Профессиональная, корпоративная обязанность Марло Томпсон – в объединении специалистов разных стран для разработки инновационных решений в области информационно-коммуникационных технологий. И это большой успех компании Intel, за годы своего развития превратившейся из американской в международную, транснациональную корпорацию, предоставляющую равные условия для работы и карьеры сотрудникам из разных стран. Впрочем, Intel никогда и не была столь же американской, как например, КБ Туполева или Сухого – советскими. Корпорация Intel создана в 1968 году, а уже в 1969 году открывается её офис на другой стороне океана – в Брюсселе. Свой первый микропроцессор 4004 (до бренда Pentium процессоры Intel обозначались цифрами) корпорация Intel разработала по заказу японской фирмы Busicom. Я полагаю, что для моих соотечественников это очень важный факт: многие знают, что корпорация Intel создала первый в мире микропроцессор, но мало кому известно, что компания страны, победившей во Второй мировой войне, выполняет заказ компании, созданной в побеждённой стране в том самом 1945 году. При этом японская фирма, заказавшая процессор, получала эксклюзивные права на дизайн и компоненты устройства.Г-жа Томпсон родилась и живёт в Германии. Она из поколения шестидесятников – у них тоже, оказывается, такое есть. В студенческие годы Марло принимала участие в движении за объединение Германии, протестуя против возведения Берлинской стены. Поскольку на сегодняшний день стена разрушена и Европа едина, выходит, что усилия тех шестидесятников не пропали даром. Что касается России, то Марло тоже считает её частью Европы и не жалеет усилий для интеграции нашей страны в общеевропейский дом. Так что здесь мы имеем счастливое совпадение, когда профессиональные интересы и жизненная позиция совпадают.

В настоящее время свыше 1700 инженеров Европы (пока не говорим о России) работают в корпорации Intel. Исследовательское подразделение в германском Брауншвейге (Braunschweig, Germany) занимается многоядерными процессорами и системами на чипе (Multi-core & system-on-chip), в польском Гданьске (Gdansk, Poland)– телекоммуникациями (Telecommunication), в испанской Барселоне (Barcelona, Spain) – микроархитектурными инновациями (Microarchitecture innovations). Два исследовательских центра находятся в Ирландии (Ireland): в городе Лейкслип (Leixlip) разрабатываются инновации в ИТ общего плана (IT Innovation), и в городе Шеннон (Shannon) ведётся разработка встраиваемых решений (Embedded Computing). Также Intel поддерживает самые тесные связи с европейскими исследовательскими центрами (IMEC, CEA, CERN, Fraunhofer Institutes), университетами (Braunschweig Technical University, Gdansk Technical University, Unversitat Politecnica de Catalunya) и ведущими корпорациями (SAP, AXA, Daimler, BMW, DHL).

http://sptc.ru/articles/intel_files/10020804_b.jpg

Мне не очень нравится слово «цифровой» (логические «да» и «нет», хранящиеся на дисках и гуляющие по сетям имеют не очень близкую связь с цифрами), но раз уж термин прижился, приходится им пользоваться. Так вот, корпорация Intel видит будущее Европы цифровым: цифровая передача государственной информации, цифровой бизнес, цифровой дом, цифровые образование и медицина. Всё это связано широкополосными сетями, в том числе и беспроводными, стандартов Wi-Fi и WiMAX.

Отдельный разговор состоялся по поводу российских центров разработки Intel. Г-жы Томпсон отметила высочайшую квалификацию наших специалистов, подчеркнув, что в Intel их очень ценят. Также она посетовала на то, что в последнее время в Европе и США всё меньше молодых людей выбирают точные науки и инженерные специальности, и в Intel сильно обеспокоены такой тенденцией. Поэтому Intel возлагает большие надежды на Россию, где традиции инженерного образования по-прежнему сильны. Честно говоря, по моим представлениям уровень российского высшего образования сильно упал за последние годы, но, наверное, Марло знает, что говорит, и если у них этот уровень ещё ниже, то в России всё не так плохо.

Марло говорила о том, что ей легко общаться в России, потому что россияне по своему менталитету похожи на немцев больше, чем другие народы, и она чувствует здесь себя как дома. Я не удержался и спросил: а в чём это выражается, на основании чего Марло делает вывод о том, что мы с немцами думаем одинаково? Немного помедлив, она ответила, что, на её взгляд, мы держимся более естественно и раскованно, не демонстрируем преувеличенных эмоций. Гостеприимство, глубина отношений в России по её мнению не уступает немецкой. Я как-то привык ассоциировать прилагательное «немецкий» с существительными «порядок», «дисциплина», и уж никак не с «душевность» и «гостеприимство», но, наверное, пора ломать стереотипы. По крайней мере, сама Марло держалась очень открыто, и общаться с ней было действительно легко.

Подробно обсуждался режим работы в современных условиях. С одной стороны сейчас люди не обязаны с восьми до пяти сидеть в офисе: связь и компьютер делают любое место рабочим. С другой стороны, такой размытый режим не даёт возможности полностью отключиться от работы. Получилось как всегда: на смену одним проблемам пришли другие, столь же тяжело решаемые. Рецептов ни у кого не нашлось: отключать связь – нереально, а быть всё время на работе – трудно. Вся надежда на развитие культуры (уважение к чужому свободному времени), да нашей адаптации к новой ситуации. Поговорили и о том, что проблемой является не только чужое вторжение в наш досуг, но и собственная увлечённость, когда человек готов не отрываясь сидеть за компьютером дни и ночи. Тема «Компьютер и здоровье» сегодня актуальна не только в том плане, что информационно-коммуникационные технологии работают на службе здравоохранения. Оборотной стороной всеобщей компьютеризации является вред, наносимый здоровью неумеренной работой за компьютером, или игрой – когда дело касается детей. Здесь рецепт уже известен: это культура физическая, установление для самих себя жёсткого регламента работы, физкультурные паузы, обязательная производственная гимнастика. И доведение этого до сознания как собственных детей и внуков (у Марло их трое), так и до широкой публики. В определённом смысле это долг всех компьютерщиков: предупредить об опасности, с которой мы столкнулись первыми.

После этой встречи я долго не мог сообразить, о чём же мне надо написать. Мы приятно провели вечер, я получил искреннее удовольствие от общения. Но госпожа Марло Томпсон – глава пиар-службы, и, наверное, были какие-то пиар-цели, которые я не сумел увидеть. Однако, поразмыслив, понял, что вот эта самая «народная дипломатия» и была главной целью визита. Просуществовав столько лет за железным занавесом, нам очень важно осознать, что в остальном мире нас уважают и ценят, что мы являемся полноценной частью человечества, и в нас видят партнёров, а не потенциальных противников. Кстати, из десятка присутствующих на встрече журналистов, я был единственным, кто не владел английским языком. И это тоже говорит в пользу реальной, уже случившейся интеграции России в мировую цивилизацию. Я постараюсь исправиться и выучить язык международного общения, а сейчас выражаю искреннюю благодарность директору пресс-службы Intel в России и других странах СНГ Михаилу Рыбакову, который весь ужин переводил с русского на английский и обратно.

О выборе компьютера

О выборе компьютера. Статья Владислава Боярова

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком

Intel: архитектурные неизлишества… с хвостиком. Статья Владислава Боярова