Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Нынешнему кризису уже не один месяц, было что послушать-почитать про него от многочисленных комментаторов. И я понял: кризис, это когда всё крутилось, и вдруг в механизме что-то сломалось, и крутиться перестало. То ли механизм сам заклинился, то ли что-то извне ударило по нему слишком сильно – причины, конечно, интересны. Однако не приходится сомневаться, что механизм починят и запустят, как чинили много раз до этого. Отчего же он всё же ломается, почему нельзя его сделать абсолютно надёжным? Да всё дело в том, что фактически каждый раз ломаются новые механизмы, и причины их сбоев каждый раз новые. А причина того, что механизм каждый раз новый – мы сами, человечество. Мы же хотим, чтобы этот механизм совершенствовался, развивался, а значит и изменялся? Что ж: приходится платить за прогресс.

Эта мысль окончательно сформулировалась у меня при посещении Государственного центрального музея современной истории России. Музей достаточно эклектичный, всё как-то намешано, но перед витриной с топорами я просто застыл. Здесь была диаграмма выпуска топоров с послереволюционного по какой-то из предвоенных годов, выполненная этими самыми топорами. Объём выпуска за каждый год был наглядно представлен объёмом самого топора, а на топоре были выгравированы год и количество выпущенных топоров. Разумеется, диаграмма показывала стабильный рост. Рядом – огромная железная черепаха, которую вручали отстающей бригаде, сделавшей меньше всех продукции.

Вот ведь как всё просто. Топор изобретён давным-давно, стоимость разработки и исследований – нулевая. И в главных героях ходят те, кто больше наковал (нарубил, напахал). Лет 20 назад, во время перестройки, у нас, инженеров, появился некоторый оптимизм по поводу оценки интеллектуального труда. И вот на одном из заводских собраний директору и секретарю парткома был задан вопрос: почему же рабочие, обладающие более низкой квалификацией, получают больше, чем высококвалифицированные инженеры? Ответ был в духе той топорной диаграммы: рабочему установлены нормы, которые он выполняет и перевыполняет, а сколько и чего наковал инженер - совершенно непонятно. Вот придумайте что-нибудь для нормирования творческого труда, тогда и обсудим. В общем, типичная разруха в головах.

Когда я изучал экономику в ВУЗе, нашей группе попался замечательный преподаватель. Это было даже смешно: на перемену между часами мы никогда не уходили, перемена после пары тоже вся использовалась для продолжения дискуссии (именно в такой форме шли занятия), а по звонку на следующую пару он нас просто выгонял из аудитории, потому что самостоятельно уйти мы не могли. Так вот, из этого курса запомнился в том числе «коэффициент планового перевыполнения плана», присутствовавший в социалистической экономике. Мол, план всё равно будет перевыполняться, так почему бы это перевыполнение сразу в план и не заложить.

Вот и сейчас сообщения пестрят цифрами выпуска, вроде бы предпринимаются меры – а чего выпускать-то? Зубилы, как называют в народе ВАЗ-2108 или недалеко ушедших от него Калину с Приорой? Жонглируя цифрами, из кризиса не выбраться и на мировой рынок с устаревшей продукцией не попасть, да и свой от нашествия чужой продукции не защитить.

С этим фоном резко контрастирует поведение компании Cisco, устроившей 25 марта 2009 года в московском ресторане El Parador презентацию даже не нового продукта, а новой категории продуктов: Cisco Unified Computing System (UCS) – системы унифицированных вычислений. Я долго придумывал какую-нибудь феерическую фразу, определяющую новый продукт Cisco, но это мне так и не удалось, поэтому начну издалека.

Глава пресс-службы ООО «Сиско системс» Александр Палладин поздравил присутствующих с двухлетним юбилеем Клуба ProCisco.

А нам уже казалось, что этот Клуб был всегда…

В последнее время происходило усложнение структуры вычислительных комплексов: системы хранения перестали интегрироваться с вычислительными машинами в одно целое и стали коммутироваться с ними по сети, сами серверы стали объединяться в блейд-модули (корзины или шасси). Все компоненты комплекса претерпели процесс виртуализации. Примерно так же, как физические жёсткие диски можно «нарезать» несколько логических, либо наоборот – «склеивать» из нескольких физических один логический, теперь стало обычной практикой устанавливать на одном физическом сервере несколько виртуальных, «нарезая» под них вычислительную мощность и оперативную память. «Склеивать» сервера под выполнение одной тяжёлой задачи тоже можно, однако такие решения распространены намного меньше и называются они суперкомпьютерами. Компьютерные комплексы подпадают под определение кластер, которое в Вики сформулировано так: «Кластер – группа компьютеров, объединённых высокоскоростными каналами связи и представляющая с точки зрения пользователя единый аппаратный ресурс». Однако до нынешнего времени как кластеры, так и некластерные центры обработки данных строились по индивидуальным проектам. Скорее всего, это было связано с высокой стоимостью решений, их относительно небольшой распространённостью, поэтому предлагать унифицированной решение никто не решался. Конечно, унифицированное решения обладает многими преимуществами: предсказуемость, скорость развёртывания, наличие персонала, уже работавшего с подобной системой в другом месте, концентрация разработчиков и сервиса. Но ведь и недостатки любой унификации всем хорошо известны: это меньшая гибкость и бОльшая ресурсоёмкость, как раз и обеспечивающая изменение параметров системы. Самая же главная проблема заключается в том, что для создания унифицированной системы надо иметь огромный опыт с неунифицированными системами такого класса, суметь его проанализировать и обобщить, и только потом, держа в уме массу применений, спроектировать нечто, удовлетворяющее всем этим зачастую противоречивым требованиям.

В Cisco решили, что такой момент для них настал и фирма имеет все предпосылки для создания такой системы. Лучше всего, на мой взгляд, суть UCS иллюстрирует схема, представленная нам на презентации. Если сейчас управление осуществляется достаточно универсальным сервером со специальным программным обеспечением, то в версии Cisco в центре ЦОДа (простите за тавтологию) будет специализированная подсистема под новым именем Unified Fabric, называемая ещё унифицированной матрицей коммутаций. Отсюда ясно, что предпосылкой к созданию унифицированной системы управления ЦОДом явилась также увеличившаяся пропускная способность сетей.

Разумеется, путь к этому решению был длительным, и преодолевала его Cisco не в одиночку: в таблице указаны только основные технологические партнёры по разработке UCS. Все они привнёсли в решение свои наработки, без каждой из которых UCS наверняка выглядела бы слабее, а без всех, так и вообще бы не состоялась. Сама работа над UCS являет собой замечательный пример сотрудничества, в том числе и с фирмами, которые в каких-то областях являются прямыми конкурентами Cisco. И здесь как обычно экономика перекликается с нравственностью, с мировоззрением. Ведь есть два подхода: насолить ближнему, всеми силами подняться над ним, либо стараться сотрудничать, не сильно задумываясь над тем, как разделятся «пряники». Интересен и такой аспект: в рамках этого проекта партнёрами оказались и другие пары конкурентов. Например, в операционных системах это были Microsoft и Red Hat Linux, адаптеры – Emulex, Intel и QLogic, серверы баз данных – Microsoft, Oracle и SAP.

В своём докладе директор по развитию бизнеса и работе с партнёрами Cisco Михаил Кристев сравнил «обычный» ЦОД с покупкой автомобиля в виде набора компонентов: всё есть и при правильно сформированной спецификации будет работать, однако для достижения результата нужны ещё немалые усилия специалистов. Соответственно, UCS представляет собой изделие, полностью готовое к эксплуатации. Кроме готовности к работе и экономии на запуске, UCS призвана обеспечивать и более низкую стоимость эксплуатации. Переконфигурирование и запуск новых виртуальных и физических серверов, динамическая балансировка нагрузки и многие другие операции по обслуживанию ЦОДа с помощью UCS будут выполняться быстрее и надёжнее.

Леонид Черняк из журнала «Открытые системы» спросил: почему виртуализация выделена в отдельную сущность, не нарушает ли это остальную классификацию? Михаил Кристев ответил на этот вопрос так: виртуализация появилась существенно позже компонентов системы как дополнение к ним и всегда существовала как отдельный объект, не была естественно интегрирована в систему ЦОДа. Требовалось время для того, чтобы виртуализация полноценно вписалась во всю аппаратно-программную систему ЦОДа, включая и сетевую платформу, и Cisco считает, что удалось сделать большой шаг в этом направлении. Инженер-консультант Cisco Александр Скороходов дополнил коллегу, сказав, что при том, что компоненты системы безусловно связаны технологически, они разобщены в плане управления. На самом деле это было вступлением к его собственному докладу.

Аппаратное обеспечение UCS фирма Cisco готовила уже давно. Каждый из компонентов был ценен сам по себе: Nexus 7000, являющийся магистральным решением, позволяет объединить в одном транспорте внутренние и внешние сети ЦОДа, Nexus 1000 расширяет виртуализацию серверов на сети хранения данных, Nexus 2000 добавляет гибкость и масштабируемость систем, а вместе с Nexus 5000, реализующим идею унификации и консолидации ввода-вывода, представляет собой уже виртуальное шасси или распределённый коммутатор доступа.

Но только вместе они способны реализовать общую идею. Александр особо отметил, что связка Nexus 5000 + Nexus 2000 технологически является именно единым коммутатором с разнесёнными по ЦОДу компонентами, а не сетью, как это может показаться при взгляде на картинку.

Отдельный комментарий докладчика был посвящён виртуализации. То, что виртуализация даёт повышение КПД аппаратных средств (здесь можно говорить об уменьшении количества серверов, экономии электроэнергии, повышении реальной производительности комплекса, снижении капитальных и эксплуатационных расходов) – это позитивный факт. Однако здесь примерно как в автомобилестроении: после достижения мощности, скорости и надёжности следует подумать и о комфорте. На сегодняшний день главный недостаток средств виртуализации – это неудобство управления, вызванного, как уже упоминал Михаил Кристев, недостаточной интегрированностью средств виртуализации в среду ЦОДа.

Упрощение управления ЦОДом Александр Скороходов проиллюстрировал упрощением архитектуры сети, ставшей возможным благодаря уникальным коммутаторам Cisco, способным соединяться с системами хранения по протоколу Fibre Channel с внешней сетью по протоколу Ethernet, а с собственными серверами – по протоколу FCoE (соответствующие интерфейсные платы были презентованы партнёром Cisco – компанией Emulex летом 2008 года). Очевидно, что уменьшение объектов управления упрощает и само управление. Кроме этого, в концепции Cisco предусмотрено, что управлять всеми устройствами по отдельности не придётся. Другими словами, здесь применён принцип одного окна, через интерфейс которого видны настройки всей системы. То, что физических коммутаторов в системе существует два - так это только для надёжности, в интерфейсе управления системный администратор видит единственный логический коммутатор.

Как это ни удивительно, решение Cisco перекликается с тенденциями в построении небольших офисных и домашних сетей. До последнего времени оптимальной конфигурацией комплекса из небольшого количества компьютеров была одноранговая сеть, в которой все компьютеры были равны. Как это часто бывает в жизни, один из компьютеров всё же становился равнее других и на нём хранилась общая информация, он же использовался для общего выхода в интернет. Появились интернет-центры, которые консолидировали выход в интернет и взяли на себя функцию присвоения IP-адресов, да ещё и стали точкой доступа для беспроводных подключений. Примерно в это же время появились и сетевые накопители, совмещающие в себе также функции принт-сервера, DLNA-сервера, WEB- и FTP-сервера, торрент-клиента, и ещё множество возможностей помельче, перечислять которые здесь не к месту. Однако настройка всех компьютеров и сетевых устройств для правильной работы системы является не таким уж простым делом, поэтому идея централизованного управления ИТ-комплексом наверняка будет востребована и здесь. Осталось дождаться стандартов и коммерческих предложений.

В аппаратной части новых компонентов Cisco применены процессоры Intel Nehalem, официальная презентация которых состоится только 7 апреля 2009 года, поэтому не все подробности подлежали разглашению. Но уже этот факт вызывал интерес: всё же серверные процессоры обычно ассоциируются именно с серверами, а не с сетевым оборудованием. Вот она, унификация.

В рамках этого мероприятия было организовано интервью с Михаилом Кристевом. На нём я хотел уточнить две вещи.

Первая: действительно ли Cisco создал новую нишу для своего бизнеса, а не вторгся в сферу компаний, производящих сервера. Ответ г-на Кристева был положительным: да, то, что раньше заказчик ЦОДа делал сам либо с помощью интеграторов, Cisco решила поставить на поток и превратить в новое направление бизнеса.

Второй мой вопрос касался суперкомпьютеров. Поскольку ЦОД, интегрированный с помощью решения Cisco UCS, архитектурно уже неотличим от суперкомпьютера, то можно ли загрузить весь этот интегрированный ЦОД одной задачей, консолидировав все ресурсы для её решения? Тем более, что в выданном нам пресс-релизе было написано, что «унифицированная среда вычислений Cisco поддерживает унифицированную матрицу коммутации, функционирующую в сети Ethernet 10 Гбит/с с низкой задержкой без потери пакетов. Данная основа сети консолидирует три сети, которые сегодня функционируют отдельно друг от друга: локальные сети (LAN), сети хранения (SAN) и сети высокопроизводительных вычислений». Ответ был достаточно уклончивым: в принципе предлагаемое сегодня решение не противоречит выполнению высокопроизводительных вычислений (High-performance clusters, HPC), но Cisco пока не нацеливается на этот рынок. Всё же гибкость и производительность – это как сила и расстояние в механике: выигрывая в одном, мы обычно будем проигрывать в другом. И там, где нужна производительность любой ценой, гибкая система Cisco скорее всего пока не сможет составить достойную конкуренцию «жёстким» суперкомпьютерам. Тем более, что первую строку рейтинга там занимает не кластер, а именно «монолит» IBM Roadrunner. К тому же, супервычисления – это совсем маленький сегмент рынка, не сравнимый по свой ёмкости с ЦОДами, решающими обычные на сегодняшний день задачи.

На вопрос об изменении рынка в связи с экономическим кризисом, г-н Кристев ответил, что наиболее сильно пострадали контракты с корпоративными заказчиками, а государственных заказов это коснулось в меньшей степени.

Но самым лучшим был ответ на вопрос об экономии внутри самой компании. Понятно, что всем пришлось затянуть пояса, но Cisco сделала это наиболее изящно. В компании форсировали применение телекоммуникационных контактов, по возможности заменяя ими поездки сотрудников. Командировочные расходы в первом квартале 2009 года удалось сократить на 25%. Особенно здесь пригодилась знаменитая система Telepresence, развёрнутая по всему миру (уже инсталлировано более 200 комнат): теперь заказчиков приглашают в ближайший офис Cisco, оборудованный такой системой, откуда они ведут переговоры. Да и сами сотрудники Cisco общаются между собой (в том числе и с руководством) на расстоянии при помощи Telepresence. Ну, и конечно только технологией Telepresence, требующей специальных комнат и большой пропускной способности сети, общение на расстоянии не ограничивается. Существуют и традиционные видеоконференции, и голосовая связь.

Так получилось, что из-за интервью с Михаилом Кристевым я пропустил значительную часть доклада менеджера по развитию бизнеса Cisco Олега Коверзнева.

Когда я вернулся на место, то услышал такие слова: не надо думать что унификация – это желание подстричь всё под одну гребёнку. UCS – это скорее система распределённых вычислений, связанных единым управлением. Г-н Коверзнев в своём выступлении остановился на термине Cloud Computing. По его определению это «пул абстрактных высокомасштабируемых ресурсов, объединенных в управляемую систему, который обеспечивает хостинговую платформу для различных типов приложений, выделяя ресурсы по приниципу «каждому по потребности»». По мнению Олега Коверзнева в применении Cloud Computing Россия отстаёт от Европы лет на 5-7, а от США лет на 10. Думаю, что это говорит главным образом о неразвитости наших коммуникаций: дешевле и надёжнее содержать собственный ЦОД, чем арендовать мощности удалённого. Однако сейчас ситуация с коммуникациями постоянно улучшается, поэтому компания Cisco считает правильным популяризировать этот подход к организации обработки данных. Cloud Computing отличается от традиционного хостинга тем, что акцент там делается не на выделяемое дисковое пространство: в аренду сдаются и значительные вычислительные мощности: ресурсы процессоров и оперативной памяти.

Рассказал Олег и о планируемой компанией Cisco подготовке специалистов по работе с UCS. Дело это хоть и очевидное, но имеющее свою специфику: поскольку UCS находится на верхнем уровне сложности (напомню: до UCS такого уровня не было вообще), интеграторы, которым Cisco предоставит право работать с этим продуктом, будут отбираться очень строго.

Компания Cisco планирует, что к моменту доступности нового продукта на российском рынке, у нас будут и обученные специалисты, и информированные о продукте заказчики.

И последнее, о монополизме. Сейчас, объявляя о новой категории продуктов, Cisco автоматически становится монополистом в этом направлении бизнеса. Но ведь когда в далёком 2001 году компания RLX Technologies первой интегрировала несколько серверов на одном шасси, создав блейд-систему, она тоже была монополистом, а сейчас блейды выпускает множество фирм, в том числе и российская Т-Платформы. Следует ожидать, что большое количество партнёров и постоянное стремление компании Cisco к открытости решений в будущем сделают категорию UCS полем для сотрудничества и конкуренции ИТ-вендоров.

Softline предлагает готовые к употреблению вычислительные ресурсы из розетки. Часть 1.

Softline предлагает готовые к употреблению вычислительные ресурсы из розетки. Часть 2.