Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Так уж вышло, что два, может быть, самых интересных события на праздновании 20-летие работы Intel в России и других странах СНГ остались мной не освещёнными – так сложились обстоятельства. И только теперь появилась возможность о них рассказать. Это две пресс-конференции с участием топ-менеджеров Intel: SSG и SGM.

Пресс-брифинг группы программного обеспечения и сервисов (SSG – Soft and Services Group) начался с вопроса Михаила Рыбакова, директора пресс-службы корпорации Intel в России и странах СНГ Уильяму Сэведжу (Bill Savage), вице-президенту Intel Software and Services Group (SSG) и директору отдела продуктов для разработчиков (Developer Products Division).

Михаил Рыбаков, директор пресс-службы корпорации Intel в России и странах СНГ. 20-летие работы Intel в России и других странах СНГ. Интервью. Сколково. 15 июня 2011 г. Фото: Владислав Бояров.

Михаил Рыбаков: Билл, Intel сегодня в торжественной обстановке и весьма масштабно отмечает 20-летие своей деятельности в России, это очень заметная дата. Но обращает на себя внимание то, что хоть и началась история Intel в России с офиса, связанного с продажами и маркетингом, тем не менее, основное развитие корпорация получила здесь именно благодаря развитию центров исследования и разработки. Началось это с первых взаимоотношений, тогда ещё документально не оформленных, с группой в Сарове и вылилось в открытие нескольких крупных центров исследования и разработок в России. Так вот, я бы хотел спросить, в какой мере, как вы считаете, те тенденции и те результаты, которые были получены компанией за время работы в России и странах СНГ, отвечали ожиданиям Intel на тот момент, когда формировались эти центры исследования и разработок? Можно ли здесь говорить об успехе? В какой мере это был успех?

Уильям Сэведж (Bill Savage), вице-президент Intel Software and Services Group (SSG) и директор отдела продуктов для разработчиков (Developer Products Division). 20-летие работы Intel в России и других странах СНГ. Интервью. Сколково. 15 июня 2011 г. Фото: Владислав Бояров.

Билл Сэвидж: Могу сказать, что это вполне успешная история. Мы пришли в Россию прежде всего в поисках талантливых инженеров, знающих своё дело. У нас работает много инженеров, получивших образование в России. Следует отметить, что Камиль Исаев, директор по исследованиям и разработкам (SSG) в России и СНГ, является российским инженером. Скорее, надо говорить о том, что результат превзошёл ожидания: Россия лидирует в области разработок ПО в корпорации Intel.

Следующий вопрос Михаил Рыбаков задал вице-президенту Intel SSG, генеральному директору Developer Products Division, Кристоcу Георгиопулосу (Christos Georgiopoulos).

Михаил Рыбаков: Известно, что в том компьютерном, или вычислительном континууме, о котором так много говорит корпорация Intel, есть немало интересных компонентов, в которых хорошо отражается инновационный характер развития этой сферы человеческой деятельности. Что более всего произвело на Вас впечатление и наиболее заинтересовало? Ситуация вокруг компьютерного континуума в плане разработки программных продуктов? То есть, в какой мере программные продукты вдохновляют, скажем, разработчиков других аппаратных средств? Что Вы можете назвать такого интересного в этом плане?

Кристоc Георгиопулос (Christos Georgiopoulos), вице-президент Intel SSG, генеральный директор Developer Products Division. 20-летие работы Intel в России и других странах СНГ. Интервью. Сколково. 15 июня 2011 г. Фото: Владислав Бояров.

Кристос Георгиопулос: Наиболее важное здесь – это как разработчики видят себя на новых рынках, которые рассчитаны в основном на внедрение компьютерного континуума. Если взглянуть со стороны на то, как компьютерный континуум выглядел несколько лет назад и что он представляет собой в настоящий момент, мы увидим, что много новых вычислительных задач приходит в мобильное оборудование, в девайсы, которые мы носим с собой. Это перекликается с инфраструктурой ПК. Мы также разрабатываем новые и новые версии мобильных девайсов и тех устройств, которые в равной степени рассчитаны как на обработку данных, так и на коммуникацию.

Михаил Рыбаков: Камиль, как в твоём понимании те новинки, о которых сейчас говорил Кристос, представлены в России? Как лидеры Intel здесь, в России, и лидеры отрасли в целом используют эти новые возможности?

Камиль Исаев, генеральный директор корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России. 20-летие работы Intel в России и других странах СНГ. Интервью. Сколково. 15 июня 2011 г. Фото: Владислав Бояров.

Камиль Исаев (генеральный директор корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России): Для того чтобы использовать новые возможности, нужно хорошо поработать. Это касается не только России, но и Intel в целом, любой страны, любого региона мира. Недостаточно просто декларировать желание работать в новых для нас сегментах рынка, в том числе мобильных и ультрамобильных устройств, и производить некие продукты и решения, которые включают в себя не только железо внутри чего-либо, но и софт. Софт – это операционные системы, приложения, сервисы. Мы должны производить продукцию, ориентированную на конечного потребителя. Это гораздо проще сказать, чем сделать. Поэтому мы считаем, что в настоящее время мы находимся в переходном периоде, и это справедливо по отношению к любой стране мира.

Что касается России, здесь я бы отметил две тенденции: одна – это усилия, которые мы вместе с коллегами из группы по продажам и маркетингу предпринимаем для того, чтобы выводить новые устройства на рынок. Когда я говорю о новых устройствах, это не обязательно новый форм-фактор. Мы, например, говорим и о нетбуках, но о нетбуках с ОС MeeGo и соответствующими приложениями под эту ОС. Для вывода MeeGo на рынок мы предприняли значительные усилия в конце прошлого года и продолжаем предпринимать эти усилия сейчас. При этом мы координируем свои действия с группой по продажам и маркетингу для того, чтобы клиентские устройства с MeeGo на борту появились на полках наших магазинов. И они появились. Естественно, это дает нам бесценный опыт, потому что мы понимаем, каким образом потребитель воспринимает эти решения, насколько хорошо они продаются, что с ними происходит после того, как кто-нибудь их приобрёл в ритейле, в рознице. Наш следующий шаг – это магазин приложений. Пока он в полном объёме не функционирует в России, но мы работаем над тем, чтобы полностью запустить этот проект. Чтобы те потребители, которые купили устройства с MeeGo, могли также получить доступ к приложениям.

Это одна группа усилий – работа по развитию рынка. И вторая группа усилий, вернее, проектов, касается наших разработчиков, наших программистов. Все они являются частью глобальной команды, и вносят вклад в продукт, который Intel продаёт и распространяет по всему миру.

Вот с этой точки зрения я бы отметил пару проектов: один– это то, что называется SDK (Soft Development Kit) для магазина приложений AppUp, именно для ОС MeeGo, который разрабатывается в Новосибирске. Излишне говорить, что мало задекларировать намерения, нужно обеспечить условия, при которых эти намерения будут осуществляться. Поэтому если мы хотим, чтобы появилось большое количество приложений под MeeGo, мы должны обеспечить инструментарий для разработчиков. Коль скоро именно в России экспертиза в области разработки инструментов является лидирующей и существует много лет, наша задача применить экспертизу к тем самым новым сегментам рынка, о которых говорилось. Есть ещё несколько других проектов, как в области развития рынка, так и в области инженерии. Но мне кажется, для примера достаточно этих двух.

Кристоc Георгиопулос (Christos Georgiopoulos), вице-президент Intel SSG, генеральный директор Developer Products Division. Уильям Сэведж (Bill Savage), вице-президент Intel Software and Services Group (SSG) и директор отдела продуктов для разработчиков (Developer Products Division). Камиль Исаев, генеральный директор корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России. 20-летие работы Intel в России и других странах СНГ. Интервью. Сколково. 15 июня 2011 г. Фото: Владислав Бояров.

Михаил Рыбаков: Спасибо. Теперь предоставляю слово коллегам-журналистам.

Александр Сучков (InfoCOM.uz, Узбекистан, Ташкент): Сегодня отмечается 20 лет работы Intel прежде всего в России. В странах СНГ этот очень хороший праздник тоже не забыт. Российский центр разработок Intel один из самых больших. Что именно разработано сотрудниками Intel в России? Если можно, расскажите о самых крупных проектах.

Билл Сэвидж: Первый продукт, который мы разработали – это наша библиотека Integrated Performance Primitives (IPP). К тому же специалисты Intel в России лидируют в создании других инструментов – математических библиотек, компиляторов, средств для параллельного программирования и т.д.

Николай Шупта (IT-Курьер, Новосибирск): Сегодня много говорилось о MeeGo. Читатели моего издания – это в первую очередь руководители малого и среднего бизнеса. Есть ли работающее под MeeGo ПО, ориентированное на моих читателей?

Кристос Георгиопулос: В настоящий момент MeeGo ориентировано главным образом на потребительский сегмент, так как мы должны отвечать требованиям времени. MeeGo проходит локализацию в России, и в скором времени следует ожидать появления таких приложений.

Игнат Соловей («Наука и технология»): Я MeeGo видел сегодня, я о нём периодически читаю на разных IT сайтах, в этом интересе сказывается мое сисадминское прошлое. Консьюмерская сторона MeeGo в общем-то вполне жизнеспособна, потому что обычному пользователю ничего и не нужно, кроме браузера, пары почтовых клиентов и музыкального плеера. Сейчас идёт к тому, что всё это будет реализовано внутри браузера, которым можно и ограничиться. А вот как насчёт более специализированных приложений? Например, для того же OS iPhone и Symbian есть некоторое количество приложений, больше всего, конечно, под iPhone. Там есть и медицина, и очень специальные вещи, как электронной микроскопии и т.д. Планирует ли Intel выпускать SDK или ещё что-то для специальных применений? Меня, например, интересуют средства обработки изображений.

Кристос Георгиопулос: Есть две наиболее важные вещи, которые Вы очень хорошо сформулировали. Я хочу отметить две программы, которые нацелены не только на адаптацию MeeGo разработчиками, но в большей степени на увеличение числа приложений в категориях, интересных как специализированным потребителям, так и широкой аудитории. В течение нескольких следующих месяцев мы будем нацелены на то, что называем TOP 100 приложений для iPhone и TOP 100 приложений для Android. Мы обобщим программу, которая поможет разработчикам создать специальный пакет для MeeGo, дающий возможность его широкой адаптации. Пакет также будет интегрировать MeeGo в планшеты и смартфоны. Эту возможность рассчитываем реализовать к началу следующего года. Мы уверены в том, что MeeGo будет иметь традиционный интерфейс, а также поддерживать приложения, разработанные для iPhone и Android. Кроме того, MeeGo позволит использовать множество социальных платформ. Конечно, ещё много нужно сделать, но по большому счёту потребуются те программы и продукты, разработкой которых мы занимаемся именно сейчас.

Игнат Соловей («Наука и технология»): Поскольку у MeeGo и у Android (я сам пользуюсь мобильным устройством на Android) имеются общие финские корни, возможно ли создание какого-то инструмента, который позволит портировать приложения между разными ОС, как это сейчас делается между разными сборками Linux? Предположим, есть некое приложение, с открытым исходным кодом, которое я мог бы самостоятельно, не имея каких-то девелоперских навыков, скомпилировать. И вопрос, который меня в последнее время волнует очень сильно, это время автономной работы устройств. Сейчас все устройства живут сутки: и телефоны, и смартфоны. И почему-то никто не хочет поставить батарейку на 3000 миллиампер-час.

Кристос Георгиопулос: Вы задали несколько вопросов, на которые я последовательно отвечу. Первый вопрос – есть ли какие-либо инструменты для переноса данных и информации между Android, MeeGo и iPhone. Повторю ещё раз, мы разрабатываем специальный набор таких инструментов, который поможет разработчикам создать программы для простого и лёгкого переноса данных. Это то, что мы называем MeeGo SDK.

Второй вопрос – относительно нашей специализации в рамках Android и что мы будем делать для Android. Intel – это реализация возможностей. Мы уверены в том, что нам нужен другой пользовательский опыт. Нам нужен лучший опыт во всей системе, лёгкая и понятная структура приложений. Другими словами, мы верим, что MeeGo превосходит Android по своему потенциалу.

Михаил Рыбаков: Сам работаю в Intel, достаточно долгое время проработал под началом Камиля Исаева, когда он занимал пост директора по маркетингу. Я этот вопрос никогда не задавал, а сегодня мне что-то захотелось его задать, если позволите, Биллу Сэвиджу. Вопрос такой: смотрите, как развивалась тема истории разработок в России, открывались новые центры, но никому не приходило в голову, что должен быть один человек в России, который все это возглавляет. И вот в некий момент времени появилась такая должность, и Камиль её занял. Пожелаем ему успеха, он не так давно на ней, но уже много добился. Собственно вот вопрос: что же такого произошло в структуре исследований и разработок, что появилась необходимость в создании специальной должности генерального директора по России?

Билл Сэвидж: За все эти годы в России мы испробовали разные бизнес-модели. Как я уже упоминал, начинали с контрактной модели, когда исполнитель связывался с группой разработчиков, находившихся преимущественно в США. От этой схемы мы ушли в сторону прямой коммуникации между российскими менеджерами, топ-менеджерами и исследовательскими командами по развитию бизнеса. Именно таким образом мы работаем во всём мире. Сейчас у нас есть особые решения, как маркетинговые, так и административные, разработанные именно для России. Центральная команда помогает сформировать рамочные маркетинговые требования, но только отсюда, изнутри, мы можем эффективно проводить конкретные мероприятия, координировать действия команд разработчиков, делиться опытом и знаниями.

Владислав Бояров: Платформа, которая сегодня называется MeeGo или Atom, появилась достаточно давно, и первое упоминание о ней было как о Mobile Internet Device (MID). Это был планшетник на новом процессоре Intel, который тогда не имел названия. И смотрите, что получилось. От него по сути дела отвернулась Microsoft, потому что ничего специального под этот процессор у них не было написано, и не было никаких попыток интегрироваться. С другой стороны от него отвернулся Apple, потому что они сделали свой планшет на другом процессоре. Это вопрос, как бы разбор полетов. Сейчас-то уже всё выходит на нормальный уровень, а вот почему это случилось? Вы наверняка это анализировали.

Михаил Рыбаков: Простите, пожалуйста, хочу уточнить. Имеется в виду, что когда-то уже была таблетка, или ты ведёшь разговор о том, что вот сейчас произошло?

Владислав Бояров: Нет, я говорю о том, что когда-то на барселонском конгрессе был заявлен Mobile Internet Device, то есть устройство среднее между телефоном и ноутбуком, но в формате планшета. Это заявил Intel. На тот момент у корпорации Intel не было своей операционной системы и не было даже попыток её создать. Видимо, подразумевалось, что сейчас кто-то возьмётся изготавливать устройства на этой платформе, и кто-то под этот специальный «промежуточный» (между компьютерным и телефонным) процессор будет писать софт. Но этого не случилось. Наверное, на это и был расчёт.

Кристос Георгиопулос: Около трёх или четырёх лет назад (точнее 4-5 лет) был презентован Ultra Mobile PC или UMPC, который позже был переименован в Mobile Internet Device. Это портативный девайс, приспособленный для обработки информации ОС Microsoft. Однако в то время ОС Windows отвечала только требованиям ПК, что выражалось в совершенно другой архитектуре и продолжительном периоде автономной работы. Это была очень хорошая возможность создать именно мобильный девайс. В то же время мы создавали продукт, который затем был назван нетбуком, некоторые нетбуки были представлены нами 3 года назад. В категории между мобильным телефоном и ПК нижнего уровня, они действительно работали очень быстро. Вместе с тем разработки быстрыми шагами двигались в сторону смартфонов. Смартфоны, разработанные и представленные за последние 3-4 года стали настоящей революцией среди UMPC. Этот тип компьютерной коммуникации требовал совсем других ОС...

Комментарий: Общий смысл был такой: создав платформу Atom, корпорация Intel столкнулась с новой проблемой. MID, который задумывался на основе этой платформы, требовал новой ОС. Между тем ни один из мировых софтверных лидеров не смог предоставить такой системы. Частично выход был найден в виде нетбуков, но это всё равно был компромисс. И тогда Intel сумела найти в себе силы не просто для создания новой ОС (пусть и на базе Linux), но и новой бизнес-модели для разработки этой ОС. Так в Intel пришли к системе MeeGo. Сейчас руководство корпорации считает, что критическая точка пройдена, система развивается, и с большим оптимизмом смотрит в будущее. Проект вышел на такую стадию, что к нему подключены значительные ресурсы, есть договорённости с партнёрами, так что вскоре следует ожидать результатов на полках магазинов.

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность. Статья Владислава Боярова

Acer Switch Alpha 12 SA5-271 – инженерное чудо

Acer Switch Alpha 12 SA5-271 – инженерное чудо. Статья Владислава Боярова