Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Вступительное слово Владислава Боярова

3 февраля 2009 года, пресс-служба компании Intel прислала нам заявление председателя совета директоров Intel Крейга Барретта (Craig Barrett), сделанное им в блоге 29 января 2009 г. по мотивам дискуссий на Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария).

Мне приходилось встречаться с господином Барреттом три года назад, когда он приезжал в Москву для участия в международном форуме «Новые горизонты образования». Если можно так выразиться, утилитарный смысл выступления был в продвижении программы Intel «Обучение для будущего», дальнейшего развития этой программы в России и странах СНГ. Хочу ещё раз напомнить фрагмент из выступления г-на Барретта 29 марта 2006 года в РГГУ:

Обучение по программам Intel уже прошли 240 000 учителей в России и 30 000 на Украине. Корпорация Intel планирует развернуть программу Intel «Обучение для будущего» в Азербайджане, который станет третьей страной региона стран СНГ, участвующей в этой программе. Корпорация Intel намерена наращивать усилия и провести подготовку 1 млн. учителей в России в течение ближайших пяти лет.

На всякий случай уточняю: всё это делается на деньги самой компании Intel, это действительно безвозмездная помощь. Или подарок – это уж как нравится. Обычно мои российские собеседники сразу вспоминают про бесплатный сыр, и вообще о происках мирового империализма. Но в данном случае всё и проще, и сложнее. Во-первых, Крейг Барретт действительно считает, что подобная деятельность приносит пользу людям и докладывал об успехах программы с видимым удовольствием. Во-вторых, действуя в интересах нашей страны, г-н Барретт одновременно действует и в интересах самой компании Intel: рост компьютеризации России автоматически ведёт к увеличению объёмов сбыта компьютерного «железа».

Здесь необходим ещё один комментарий: «железо» состоит не только из процессоров, да и процессоры кроме самой компании Intel делают ещё и их конкуренты: зачем же конкурентам подарки делать? Ведь программа обучения не предусматривает (да и никак не может предусмотреть) обязательств покупать потом компьютеры исключительно с процессорами Intel. Я задал Крейгу Барретту вопрос об экономической целесообразности программы «Обучение для будущего» для самой фирмы Intel, и получил прямой ответ: доля процессоров Intel столь высока, что экономический результат всё равно будет положительным. Да и цель не в том, чтобы задавить конкурентов, а заработать самим.

Как же оценили российские лидеры эту помощь?

Вот что ответил в Давосе Владимир Путин на вопрос «How can we help you with your country's IT infrastructure» ещё одного руководителя мирового компьютеростроения Майкла Делла (Michael Saul Dell):

Вопрос такой - как мы можем помочь вам расширить экономику? Мы - сектор информационных технологий.

В.В.Путин: Вы знаете - фокус заключается в том, что нам не нужно помогать. Мы не инвалиды. Реально нужно помогать бедным, нужно помогать людям с ограниченными возможностями, нужно помогать пенсионерам, нужно помогать развивающимся странам.

Вот оно: большое человеческое «спасибо» «нашим американским друзьям»!

Также в 2006 году на встрече в РГГУ Крейг Барретт рассказал о собственной борьбе против знаменитой поправки Джексона-Вэника. Он напомнил о том, что в начале 90-х годов новые процессоры доходили до России через несколько лет после презентации, в течение всего периода временной лаг уменьшался, пока не исчез совсем. Разумеется, Крейг Барретт действовал не один, да и усилия российских политиков 90-х годов чего-то стоили, но результат есть и здесь: на поправку был наложен на неопределённый срок мораторий, то есть фактически она перестала действовать и совсем немного оставалось до её формальной ликвидации.

Об этом тоже есть интересное высказывание на давосском форуме 2009 года:

В. Путин: - Мы не претендуем ни на какой эксклюзив, а хотим, чтобы нас воспринимали как равноправного партнера... На сегодня существует еще много ограничений для России в мире... Просто огромные анахронизмы до сих пор не отменены, в частности, поправка Джексона - Вэника. Она была введена в свое время в связи с ограничением на выезд лиц еврейской национальности из Советского Союза на постоянное место жительства в Израиль. Но уже и Советского Союза нет, и проблемы такой не существует, а поправка действует.

Однако наиболее эмоционально в 2006 году Крейг Барретт отреагировал на вопрос о том, положительное или отрицательное влияние на развитие высоких технологий в России оказывают высокие цены на нефть. Он просто весь вспыхнул, и стал горячо объяснять, что высокие цены на нефть освобождают нашу страну от необходимости думать «о куске хлеба», что эти нефтяные деньги необходимо сразу же вкладывать в различные инновации, развивать высокотехнологичные отрасли промышленности, проводить различные реформы. И делать это как можно скорее, для того, чтобы, когда цены на нефть упадут (а они, по его мнению, обязательно упадут), страна осталась с отраслями, не подверженными нефтяной конъюнктуре. Как это противоречило тогда позициям наших политиков ...

Алексей Кудрин: Высокие цены на нефть нас расслабляют.

Пока же есть быстрое и простое решение всех социальных проблем - использовать доходы от сверхвысоких цен на нефть. Конечно же, это убивает другие стимулы, сдерживает и замедляет реформы. К сожалению, мы сегодня в политике расходов в полной мере стали зависеть от высоких цен на нефть. Они нас засасывают в болото.

... и как хорошо они поняли это сейчас!

29 января 2009 г. Выступление Владимира Путина в Давосе:
Кризис обнажил имеющиеся у нас проблемы. Это чрезмерная сырьевая ориентация экспорта и экономики в целом, слабый финансовый рынок. Еще острее становится проблема развития ряда базовых рыночных институтов, прежде всего - конкурентной среды.

Об этих проблемах мы знали, конечно, и раньше, и стремились их последовательно решить.

Ну, а теперь можно перейти к чтению выступления того, кто эти проблемы решает. Напомню, что доктор Барретт является председателем Всемирного Совета ООН по информационным и коммуникационным технологиям (U.N. Global Alliance for Information and Communications Technology and Development).

Крейг Барретт (Craig Barrett), 29 января 2009 г.

На этой неделе я представляю корпорацию Intel на ежегодном Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария). Многие называют это событие просто «Давос». Уже более двух десятилетий Intel участвует в Давосском форуме, который считается одной из главных международных площадок для встречи представителей власти и бизнеса, общественных организаций и гражданского общества. От имени Intel я расскажу о роли технологий в решении важнейших глобальных проблем и в улучшении жизни людей.

В этом году официальная тема форума звучит так: «Формирование послекризисного мира». Нет ничего удивительного в том, что она занимает центральное место во всех дискуссиях – на официальных заседаниях, на встречах экспертных групп, в кулуарах и в интервью средствам массовой информации. Один из вопросов, заданных мне, касался новой экономической модели, которая, по моему мнению, должна появиться после того, как поднятая кризисом пыль рассеется. И еще: считаю ли я, что эта модель будет в итоге ближе к европейскому подходу (более высокий уровень перераспределения материальных благ, большее внимание к проблемам экологии и социальной ответственности, более высокие налоги)? Готова ли Америка к реализации этой модели?

Я думаю, что современный экономический кризис отражает более общую, мировую тенденцию. Падение цен на недвижимость, неразбериха на рынке субстандартных ипотечных кредитов и явные спекуляции в финансовом секторе – все это серьезные, но лишь краткосрочные проявления гораздо более масштабных системных изменений. Сложно предсказать, когда сегодняшний кризис завершится, и все же очевидно, что для определения победителей и проигравших в XXI веке важнее долгосрочные тенденции. За последний десяток лет к свободной мировой экономической системе присоединились три миллиарда новых участников. Это должно привести к серьезным изменениям в соотношении экономических сил и конкурентоспособности в мировом масштабе. Первые заметные сдвиги уже проявляются в обрабатывающей промышленности Китая и в индустрии программных средств и услуг в Индии. Основой таких изменений стала легкость перемещения капитала, идей и информации, наличие хорошо обученных, высококвалифицированных рабочих и государственная политика, направленная на привлечение инвестиций. В обозримом будущем эти важнейшие параметры сохранятся, таким образом, правительствам и экономистам придется делать выбор между конкуренцией и изоляционизмом (а значит, и экономическим спадом, вызванным стагнацией рынка). Средства конкурентной борьбы очень просты по своей сути, но гораздо сложнее на практике. Экономическая конкурентоспособность будет определяться образованными людьми (следовательно, хорошей системой обучения), передовами идеями (поддержанными инвестициями в исследования и разработки) и рациональной средой, стимулирующей капиталовложения в инновации (государственная налоговая политика, защита интеллектуальной собственности, венчурный капитал). Экономика, игнорирующая эти фундаментальные принципы, обречена на безнадежное отставание.

Таким образом, споры о том, лучше ли американская система, чем европейская, или хуже, лишены смысла. Суть в том, что мировой конкуренции не избежать: капитал устремляется туда, где выше уровень прибыли, интеллектуальный потенциал следует за предъявленными ему возможностями, а добиться успеха и конкурентных преимуществ смогут те, кто наилучшим образом применит фундаментальные принципы. По существу, слагаемые «правильной модели будущего» таковы: осознанный выбор в пользу конкуренции; разработка правильных стратегий и систем, призванных «культивировать» умных людей и умные идеи; создание условий для сотрудничества. Все это вместе позволит добиться уникальных результатов.

Во второй половине XX века конкурентоспособность и успех во многом зависели от географического положения страны: в США, Западной Европе или в Японии вам почти гарантированно обеспечивался высокий стандарт жизни и экономическое процветание. Теперь правила игры изменились. Место рождения человека больше не определяет его судьбу. Мы все должны конкурировать, чтобы добиться лучшего будущего, однако, многие представители развивающегося мира скорее станут говорить о несправедливости и недостатках конкуренции, вместо того чтобы набраться решимости и реально включиться в тяжелую борьбу.

Поэтому давайте перейдем от споров о соперничестве США и Европы к конкуренции в изменившемся мире. Похоже, уже сегодня три миллиарда новых капиталистов из развивающихся стран представляют гораздо больший интерес с точки зрения конкурентной борьбы, чем их визави из развитого мира. Как говорил великий хоккеист Уэйн Грецки (Wayne Gretzky), «стремитесь оказаться там, куда летит шайба, а не там, где она находится сейчас». Надеюсь, лидеры Давоса последуют этому совету.

Материал подготовлен: Михаил Рыбаков, Анна Лобанова, Мария Бородай, пресс-служба корпорации Intel в России и СНГ.

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность. Статья Владислава Боярова

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости. Статья Владислава Боярова