Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Объективно я являюсь противником нарушения авторских прав, и причины здесь простые.

Права на прослушивание этого диска я покупал дважды - сначала на «виниле», потом на CD. Фото: Ольга Боярова.

Если поисковой системе Google дать запрос «Бояров Владислав Альфредович», то в одной из первых строчек появится ссылка на «патенты автора». В советское время я за них толком ничего не получил, вряд ли мне что-то заплатит и «Стан-Самара», до сих пор имеющая в своём каталоге станки, в которых присутствуют мои изобретения. Но с другой стороны – чем чёрт не шутит, вдруг нынешние хозяева предприятия вспомнят о тех, кому они обязаны своим прибылям и подкинут что-нибудь к пенсии.

В начале 90-х руководимый мной коллектив воплотил мою идею о корпоративной интегрированной системе машиностроительного предприятия в коммерческий продукт «Октава», мы (не побоюсь этого слова) триумфально начали внедрять его на российских предприятиях (КАМАЗ, Саранский экскаваторный завод, Курганский автобусный, …), но тут на нас «наехала» налоговая и я счёл за благо не дожидаясь тюрьмы просто закрыть бизнес. Чисто бухгалтерски наша ситуация была ещё проще, чем у Навального, поскольку мы продавали исключительно наш собственный труд, воплощённый в программном продукте и своровать ничего не могли в принципе, но разве «правоохранителей» бы это остановило? Так вот, в 2003 году я обнаружил, что наш продукт под именем «Лоцман» продаёт компания «Аскон». Поначалу я надеялся договориться с представителями самарского представительства компании «Аскон», тем более, что некоторые из них были ознакомлены с системой «Октава» и даже участвовали в переговорах о внедрении этой системы для обучения студентов СГАУ. В 2006 году я уже заявил о своих правах погромче, но асконовцы продолжали притворяться глухими, и, в конце концов, я эту затею забросил.

Владислав Бояров «Существует ли легальный контент?».

Надо сказать, что идея единой базы, которую они скопипастили из моих аннотаций к Октаве, так и осталась декларацией. Если на Самарском протезно-ортопедическом предприятии нам удалось интегрировать в единую базу не только конструкторские, технологические, производственные и бухгалтерские, но и даже медицинские данные (регистратура, диспансеризация, запись к врачам, медстатистика) с их соответствующей обработкой, то «Аскон» до сих пор занимается кусочной автоматизацией с конвертацией данных между разнородными продуктами. Так что и здесь не всё потеряно – возможно, когда-нибудь они захотят иметь целостный продукт, а разработчики и внедренцы «Октавы» пока, слава богу, все живы.

Наконец, в начале 2000-х годов на этих же принципах была создана система прайсов и трендов. На тот момент бал правил сайт Price.ru, идеология которого заключалась в полностью автоматической интеграции прайсов продавцов. SPTC.ru работал принципиально иным способом: сначала в приведённую к нормальным формам структуру базы данных руками вбивались данные о каждом изделии, а уже затем в прайсах подбирались синонимы его наименованию. Этот подход позволял осуществлять фильтрацию изделий по характеристикам, упрощать выбор и сравнение. В 2006 году на семинаре, проводимом в Самаре компанией «Яндекс», я рассказал об этой идее представителям компании, и через некоторое время увидел Яндекс.Маркет, реализованный именно на этих принципах. Если бы мои авторские права на эту концепцию были каким-то образом защищены, то уж на Яндекс.Маркете я бы просто озолотился.

Я не думаю, что мои случаи исключительны. Наверняка есть ещё множество людей, разработками которых пользуются другие без каких-либо выплат авторам. И это реальная проблема, которую следует хотя бы озвучить.

Ну, а теперь перейдём ко дню сегодняшнему. В 2007 году постановлением правительства была фактически поставлена вне закона торговля дисками, однако на сегодняшний день диски вообще не актуальны: контент оторвался от носителя и живёт своей жизнью в виде файлов. Технический прогресс позволяет пользователю хранить и воспроизводить эти файлы на любых устройствах – вплоть до фотокамер. Что, собственно, все пользователи и делают. Если многие вендоры производят автомобильные магнитолы без оптического привода, только с разъёмами USB и SD, пользователю и не остаётся ничего другого, как копировать контент на флешку. И вот теперь главный вопрос: как пользователю доказать легальность контента, находящегося на этой флешке? Поставлю вопрос шире: если гражданин когда-то легально приобрёл контент на каком-либо из носителей, имеет ли он право хранить его на другом носителе и воспроизводить на устройстве, не предназначенном для использования вместе с первоначально купленным носителем? Если у гражданина стоит на полке купленная им бумажная книга, а он скачал это же произведение с торрента и читает его на смартфоне – он преступник или нет? Я не думаю, что наши «правоохранители» будут заморачиваться такими вопросами и вспоминать о принципе презумпции невиновности, скорее, просто объявят весь контент нелегальным, а всех граждан преступниками, да и дело с концом.

Год назад я задавал этот вопрос главному футурологу компании Cisco Дэйву Эвансу, и вот что услышал в ответ: «Нынешняя модель защиты интеллектуальной собственности никуда не годится, а ничего другого не предлагается… если я купил некий контент, то хочу воспроизводить его на любом устройстве по своему усмотрению». Вся разница в том, что для американцев это рудимент, от которого они сами не знают как избавиться, а у нас это правовая новелла, объективно не нужная ни государству, ни гражданам. Ну что хорошего в том, что нас фактически загоняют в американские магазины? Или покупать треки Земфиры на iTunes – это очень патриотично?

Владислав Бояров «Существует ли легальный контент?».

Сергей Курт-Аджиев: «В каждом регионе есть свой Серпухов»

Сергей Курт-Аджиев: «В каждом регионе есть свой Серпухов». Интервью Владислава Боярова.

«Код ИБ» – 2017 в Самаре: безопасность и безопасность

«Код ИБ» – 2017 в Самаре: безопасность и безопасность. Статья Владислава Боярова