Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Если бы у Technology Manufacturing Group (TMG) была доска почета, то фотография Боба Бейкера (Bob Baker) помещалась на ней рядом с портретом Крейга Барретта (Craig Barrett), бывшего президента, затем – председателя совета директоров Intel. 32 года Боб занимался производством. Он курировал 10 заводов и помогал Intel стать лучшим производителем микропроцессоров в мире.

Боб Бейкер (Bob Baker), старший вице-президент Intel.

Боб, вы с Intel 32 года. Как вы начинали работать в компании?

Боб Бейкер: Помню, я с нетерпением ожидал встреч с отцами-основателями Intel Гордоном Муром (Gordon Moore), Робертом Нойсом (Bob Noyce) и Энди Гроувом (Andy Grove), так как следил за их деятельностью еще во время обучения в Вашингтонском университете в Пулмане. В первые 2 месяца работы в Intel у меня было 5 начальников. К 8-й неделе я изнервничался и стал думать: «Боже, что это за место?» [Смеется].

Почему вы остались в Intel, что держало вас здесь так долго?

Intel позволяла учиться. Компания стала отличной технологической «песочницей». Я мог войти в любой офис в компании, сесть рядом с инженером и попросить рассказать о поистине магических продуктах, устройствах, системах, программном обеспечении. Здесь я всегда мог найти интересную работу, благодаря которой я узнавал что-то новое. Речь шла о новейших разработках, современных технологиях. Мы нанимали лучших, самых талантливых людей.

Чем в Intel вы гордитесь больше всего?

В середине 80-х я занимался контрактами. Производство в Intel еще не было таким совершенным, как теперь, и мы учились у Mitsubishi, Sanyo и Toshiba. Японская промышленность была самой передовой, и мы порой спрашивали себя: сможем ли догнать? TMG решила эту задачу и сделала Intel лучшей и крупнейшей компанией по производству микроэлектроники. Это предмет самой большой моей гордости. Мы создали отличную команду настоящих энтузиастов технологий, готовых во что бы то ни стало, прийти к успеху. Мы выпускали новые продукты и постоянно улучшали их на протяжении долгих лет. Нам потребовалось объединить вместе множество дисциплин, пришлось много раз идти на компромиссы для достижения главной цели – достичь более высоких темпов технологического развития по сравнению с конкурентами. Как заметил Пол Отеллини, корпорации потребовалось 10 лет на то, чтобы стать ведущим игроком в отрасли.

Кого вы считаете своим учителем в Intel?

Моими учителями были самые разные люди, но, пожалуй, более всего я обязан Энди Гроуву. Я наблюдал за ним и учился эффективнее действовать изо дня в день для того, чтобы достичь целей. Он первым сформировал у меня понимание рынка, познакомил со своим видением будущего Intel, показал, с каким рвением следует относиться к работе и как правильно использовать время.

Сохранились ли у вас яркие воспоминания о группе Технологий и производства (TMG) Intel?

Больше всего запомнились, конечно, люди – менеджеры, инженеры, рабочие на заводах, – которые обеспечивали бесперебойный выпуск продукции каждый день. Но я помню и тех, кто занимался нашим развитием, создавал потрясающие новинки и внедрял их в жизнь.

Боб, а как делились обязанности между вами, Биллом Хольтом и Брайаном Кржаничем, ведь вы работали вместе 4 года?

В этом триумвирате нам удавалось отлично управлять TMG, потому что каждый из нас видел перед собой ясную цель, у каждого были свои обязанности. Билл занимался технологическими разработками, Брайан – производством и цепочками поставок, я отвечал за деятельность NAND Solutions Group и предприятие по выпуску флеш-памяти, созданное совместно с Micron, и за разработку новых направлений в этой области. Определив то, над чем нам нужно работать, имея общие цели, мы смогли развивать успех производства. Порой для достижения очередного прорыва в производительности нам приходилось делать немыслимое, но мы проработали в TMG 25 лет и накопили опыт.

Крейг Барретт сказал однажды, что в детстве мечтал стать лесником. А кем в «зеленые годы» хотели стать вы?

Лыжным инструктором. В Уайт-Пасс (Вашингтон), где я рос, я катался на лыжах с братьями Мар, Филом и Стивом [Олимпийские игры 1984 г., лыжные гонки]. Я никогда не был так хорош, как они, но зато могу сказать, что соревновался с ними. Сложись моя жизнь иначе – я бы наверняка жил в горах и обучал катанию на лыжах по пятницам, субботам и воскресеньям.

Боб, чем вы планируете заняться на покое?

Странно, но у меня нет никакого плана. Раньше планы обязательно были: как обеспечить получение требуемых результатов за неделю, месяц, квартал, за каждый из моих 32 лет в Intel. А теперь мне не хочется следовать точному расписанию. Я мечтаю заняться делами, которые всегда были мне интересны, и не беспокоиться при этом о том, что у меня нет на это времени.

Я хотел бы принять участие в работе двух небольших некоммерческих организаций, поскольку я считаю, что могу принести им пользу. А еще я бы хотел посмотреть на мир вокруг, ведь раньше у меня не было времени на путешествия – провести месяца три в горах, покататься на лыжах и понять разницу между швейцарскими, итальянскими и французскими Альпами. А еще у меня есть мотоцикл, и я хочу вдоволь на нем накататься!

Сергей Курт-Аджиев: «В каждом регионе есть свой Серпухов»

Сергей Курт-Аджиев: «В каждом регионе есть свой Серпухов». Интервью Владислава Боярова.

16 ноября 2017 года в Самаре с блеском прошло nanoCAD шоу

16 ноября 2017 года в Самаре с блеском прошло nanoCAD шоу. Статья Владислава Боярова