Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Москва – город контрастов.

Почти «Бриллиантовая рука»

«Жигули» прибывают в Москву рано утром, а мероприятие начинается только в обед. В советские времена в командировку брали специальные карты, где вместе со станциями метро были магазины «стран народной демократии», в которых что-нибудь обязательно «выбрасывали (1)». И мы ориентировались в Москве примерно как морлоки Герберта Уэллса («Машина времени») или пролы Джорджа Оруэлла («1984»): схема подземелья, выход наружу, финишная прямая до заветного магазина, и опять вниз. Где эти магазины сейчас, уже и не вспомнить, да и сгинули они, наверное, вместе с Чехословакией, Югославией и ГДР.

Когда по приглашению корпорации Intel собирался в Москву, просил сотрудников прикрыть меня, пока буду в отъезде. Чтобы как-то сгладить неловкость, спросил, не надо ли чего привезти из столицы. «Апельсинов и колбасы!» - и засмеялись.

Так наконец-то появилась возможность просто прогуляться по Москве и связать эти клочки земли возле станций метро в единую картину. От Казанского вокзала к центру ведёт проспект академика Сахарова. В своей статье «Мир через полвека», написанной весной 1974 года, Сахаров пишет: «Одним из первых этапов этого прогресса представляется создание единой всемирной телефонной и видеотелефонной системы связи. В перспективе, быть может, позднее, чем через 50 лет, я предполагаю создание всемирной информационной системы (ВИС), которая и сделает доступным для каждого в любую минуту содержание любой книги, когда-либо и где-либо опубликованной, содержание любой статьи, получение любой справки. Но поистине историческая роль ВИС будет в том, что окончательно исчезнут все барьеры обмена информацией между странами и людьми». Жаль, не дожил Андрей Дмитриевич до нашего времени, не увидел, что предсказанный им Интернет появился намного раньше. И как же повезло всем нам, что человек, создавший самое мощное в мире оружие, смог оценить последствия его применения! «...Того, что пришлось узнать, было более чем достаточно, чтобы с особенной остротой почувствовать весь ужас и реальность большой термоядерной войны, общечеловеческое безумие и опасность, угрожающую всем нам на нашей планете», - вспоминает Сахаров много лет спустя.

8 июня 2006. Москва. Офис Лукойла.

Ближе к центру Москвы изумлённому взору человека из нефтеносной провинции представляется работающая качалка Лукойла. Чего они там качают? Может, деньги из регионов?

8 июня 2006. Москва. Кафе «Щит и меч» на Лубянке.

Проспект Сахарова сменяется Лубянкой. Вот кафе «Щит и меч» с геральдически оформленной эмблемой КГБ. Вспомнилась, как отреагировали бойцы невидимого фронта на мечты Нобелевского лауреата о всемирной паутине. Юстас – Алексу:

7 июня 1974 г.
N 1481-А
ЦК КПСС

Комитетом госбезопасности оперативным путем получена рукопись Сахарова «Мир через полвека» (копия прилагается), подготовленная им в мае с.г. по заказу буржуазных пропагандистских органов. Автор, как и в предыдущих своих выступлениях, с антисоциалистических позиций рассматривает процесс разрядки международной напряженности, допускает клеветнические измышления относительно материального и социального прогресса социалистических стран.
Сообщается в порядке информации.

8 июня 2006. Москва. Пивной ресторан на Лубянке.

Недалеко от чекистского заведения открыт ресторан «Главпивторг», стилизованный под советское министерство. У каждого своя ностальгия!

8 июня 2006. Москва. Вывеска детского Коминтерна.8 июня 2006. Москва. Кремль.

А дальше безо всякого перехода – Соловецкий камень. Находящийся рядом с ним стенд повествует о 40 000 расстрелянных в годы террора в Москве. А через дорогу мы видим загадочную вывеску какого-то детского Коминтерна, к тому же, похоже, действующего. И тут же раздвинутые женские ноги на фоне церкви и Кремля, шокирующие провинциала, привыкшего видеть столицу через объективы телеоператоров программы «Время».

И вот я добрался до пункта назначения. Это же центр отечественного станкостроения, сколько раз я здесь бывал в советское время! Вот наш головной институт ЭНИМС (2), Гипростанок, завод «Красный пролетарий», наконец, станкостроительный завод им. Орджоникидзе, где и должно состояться мероприятие Intel под громким названием «Предприятие завтрашнего дня». Только где же сам завод? Похоже, он остался в дне вчерашнем. Точнее он как бы есть, только с виду это скорее старый корабль из песни «Машины времени». И действительно, ОАО «Московский станкостроительный завод имени Серго Орджоникидзе» давно не соответствует своему наименованию. Дело в том, что вот уже несколько лет завод не производит никакой машиностроительной продукции, а существует только за счёт сдачи в аренду земли и производственных помещений. Вот он, момент истины! Это же знаменитое чеховское ружьё, которое если в первом акте висит на стене, то в третьем обязательно стреляет. Главный чекист страны называет прозорливость учёного клеветой и отправляет его в ссылку, сам же дослуживается до главы государства. А примерно в это время на другом краю Земли другие учёные основали корпорацию Intel. Наполеон сказал: «Кто не хочет иметь и кормить свою армию - будет кормить чужую». А что, разве к науке или к бизнесу это не относится?

40 000 расстрелянных в Москве – это дела давно минувших дней, Сахаров – учёный ядерщик, а станкостроение-то причём? За уши притянуто? Да нет, просто Компания Против Сахарова и Солженицына (КПСС) - это самое громкое дело тех лет. А вот штрихи к портрету отечественного станкостроения. На каждом станкозаводе был первый отдел. Википедия определяет его так:

Первый отдел — отдел в советских организациях, занимавшейся поддержанием режима секретности и политической безопасности. Такой отдел был в каждой организации имевшей какое-то отношение к научно-технической информации (такой как завод или НИИ) или располагавшей возможностью печатать тексты. Первый отдел входил в структуру КГБ и не подчинялся руководству предприятия. Отдел контролировал доступ к секретной информации, поездки за границу и публикации. Также первый отдел контролировал использование пишущих машинок, ксероксов и других печатающих устройств, чтобы предотвратить распространение самиздата.

Усилиями первых отделов оформление специалистов на выезд за границу для обслуживания проданных туда станков растягивалось на несколько месяцев. При такой организации сервиса любые усилия специалистов удовлетворению потребностей заказчика были обречены на провал. К тому же это было не просто оформление. Первый отдел устраивал проверку по им одним известным критериям, и проверки эти не всегда заканчивались удачно.

Например, моё изобретение в области робототехники (3) по решению министерства и руководства нашего завода должно было участвовать в международной выставке. Планировалось представить его в виде действующего образца, а мне осуществлять монтаж стенда и презентацию. Стенд был подготовлен, вся техническая документация оформлена, а вот «добро» от первого отдела на мою командировку так и не было получено. Нет, меня не посадили и не сослали, просто стараниями «конторы» изобретение не было представлено на выставке.

Кроме этого, содержание огромного аппарата спецслужб не могло не сказываться на оплате труда специалистов. Не знаю, какие премии они получили за проявление бдительности, а вот всё моё вознаграждение за изобретение составило ровно 30 (Тридцать) рублей, что и зафиксировано на бланке авторского свидетельства. На всякий случай для тех, кто не знает тех цен: килограмм мяса на рынке стоил около пяти рублей, бутылка самой дешёвой водки 3.62, заветные джинсы несколько сотен. Но мы выбрали эту работу и до последнего надеялись, что когда-нибудь этот бред закончится, а мы будем нормально работать и нормально зарабатывать.

Так что боль за нашу промышленность, и особенно за станкостроение, которому отданы лучшие годы жизни, у меня самая настоящая. А зависть к тем, кто смог реализовать себя в фирмах с мировым именем, чисто белая. К тому же с изрядной долей примеси гордости за коллег-инженеров, поддерживающих статус профессии.

С этими чувствами я вошёл в здание бывшего завода.

Владислав Бояров

(1) На самом деле очень точный термин. Партия товара «выбрасывалась» в отдел, администрация магазина определяла (а может и не администрация, а Партия?) сколько единиц отпускать «в одни руки», тут же выстраивалась огромная очередь и на ладошках писала номера. Через несколько часов всё стихало, остатки очереди, не солоно хлебавши удручённо разбредались в поисках следующего выброса.

(2) Экспериментальный научно-исследовательский институт металлорежущих станков.

(3) Автооперотор, а.с. № 1202790

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность

Искусственный интеллект от Intel: мечты и реальность. Статья Владислава Боярова

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости

16-я ежегодная конференция «КОСС Плюс» – возраст зрелости. Статья Владислава Боярова