Samara Portal Technology, Computers

Самарский портал "Технологии, компьютеры"

Пресс-конференция генерального директора корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России Камиля Исаева в рамках IDF 2010, Сан-Франциско.

Сразу по окончании IDF 2010, проходившего в Сан-Франциско 13-15 сентября, Камиль Исаев провёл пресс-конференцию с российскими журналистами. Маленькая деталь, говорящая нам о менталитете американцев: нам пришлось устроиться в довольно шумном фойе, поскольку далеко не рядового сотрудника корпорации не пустили в журналистскую зону. Не положено, не тот бейдж – и всё. Вежливо, с улыбкой, но вместе с тем столь решительно, что даже мысли не возникало договориться с охраной.

Камиль Исаев, генеральный директор корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России. 15 сентября 2010 г. Пресс-конференция в рамках IDF 2010, Сан-Франциско. Фото: Владслав Бояров.

Вопрос: Как Вы оцениваете прошедший форум?

Камиль Исаев: Мне трудно сравнивать с предыдущими американскими IDF, поскольку на американском IDF я впервые, до это участвовал только в московских и европейских форумах (см. статьи, посвящённые IDF 2005 и IDF 2006). Есть широко распространённое мнение, что именно американский форум был и остаётся главной, наиболее интересной площадкой, где презентуются новые технологии. Здесь выступает с докладами менеджмент и исследователи Intel самого высокого уровня. Я думаю, что состоявшийся форум отвечает тому, что ожидают от корпорации Intel. На мой взгляд, IDF 2010, как мероприятие, получилось.

Важным событием ИТ-отрасли стала презентация архитектуры Sandy Bridge и других важных решений. Все мы видели, какой интерес вызвало новое поколение процессоров – залы, где проводились доклады об особенностях Sandy Bridge, не могли вместить всех желающих. С другой стороны, как вчерашние ключевые доклады (Keynotes) Рене Джеймс, Дугласа Дэвиса, так и сегодняшний доклад Джастина Раттнера были совсем не о процессорах, а о новых направлениях, которые в настоящее время корпорация Intel считает для себя важными. Это взгляд в будущее, как самой корпорации, так и всего человечества. Если сложить всё увиденное и услышанное на форуме, то впечатление получается достаточно полным и достаточно интересным и мои собственные ожидания форум оправдал.

Пол Отеллини сказал, что корпорация Intel сейчас находится в состоянии трансформации. В чём это выражается в России, в российских подразделениях Intel. Как вы на себе ощущаете эту трансформацию?

Ощущаю, как будто прямо по мне поезд едет :-). Я думаю, что это касается всей корпорации Intel. Трансформация с моей точки зрения связана с существенной диверсификацией устройств, содержащих в себе интеловскую платформу. Процесс этот начался не сегодня, но здесь действует закон диалектики о переходе количества в качество, и на каком-то этапе развития доля рынка, занимаемая новым классом устройств – умной бытовой электроникой – стал столь заметным, что игнорировать его уже нельзя.

Главные достижения, которые были сделаны Intel в течение последних лет – это процессоры, однако ниша процессора Atom не похожа на ниши, традиционно занимаемые нашими процессорами, то есть эта ниша – не только компьютеры. Или, точнее, не столько компьютеры. В последнее время появилось большое количество мобильных устройств, значительно больше людей стали ими пользоваться, на одного человека стало приходиться уже по нескольку устройств, и они стали менять нашу жизнь. Тренд этот существует достаточно давно, но только сейчас мы наблюдаем взрывной рост пользовательской базы. И это меняет наше положение – мы не можем просто продавать «железо внутри», потому что в секторах потребительской электроники (а именно туда попали мобильные компьютерные устройства) никто не покупает «железо внутри». Если изделия для профессионального применения можно продавать без софта, который уже после покупки будет установлен системными администраторами, то в потребительском секторе продаваться будет только законченное, готовое к эксплуатации изделие. User Experience (пользовательский опыт) – эти слова для Intel из абстракции превращаются в реальность, и в этом суть нынешнего периода развития.

Как мы на себе это ощущаем? Во-первых, поскольку я являюсь частью софтверного направления Intel, всё, что я сказал про софт, относится непосредственно к нам. Операционные системы и пользовательские приложения, о которых я сейчас говорил – это всё имеет непосредственное отношения к нам, и когда мы говорим об этих вещах, отчётливо чувствуется переход от слов к делу. Я надеюсь, что до конца этого года на полках магазинов, в том числе и в России, появятся клиентские мобильные устройства, которые будут содержать в себе MeeGo. Для того, чтобы это произошло, сотрудники российских подразделений, причём из самых разных бизнес-групп, но в первую очередь SSG (Software and Services Group – программное обеспечение и сервисы) и SMG (Sales and Marketing Group – продажи и маркетинг), отвечающие за разработку и продажи, должны тесно взаимодействовать. И наша первоочередная задача – понять, что и кому мы пытаемся продать. Для нас это непросто, потому что это новая категория устройств и новая категория потребителей – консьюмеры. Несмотря на то, что Intel давно работает с ритейлерами, механизмы, которые мы традиционно применяем в этой работе, не ориентированы на конечного пользователя. Даже наша крупнейшая маркетинговая программа Intel Inside ставила целью стимулирование наших партнёров продавать изделия на наших платформах. Именно эта программа являлась и является на сегодняшний день ключевой по работе с ритейлерами. Но сейчас нам необходимо самим понять, что же людям надо, и об этом говорили Джастин Раттнер и Женевьева Белл. Надо представлять, какие данные о себе люди готовы доверить компьютерным устройствам, что должны знать о своих хозяевах устройства для более эффективного выполнения задач, что это за задачи. Мы должны понять чего потребителю не хватает на сегодняшний день, в каком продукте и какой услуге он нуждается.

По поводу MeeGo: зачем корпорации Intel вообще потребовалось изобретать велосипед. Есть же несколько мобильных систем, в том числе и открытые, например, Ubuntu, заточенная именно на портативные устройства. Какую выгоду может иметь с этого Intel?

Вчера этот вопрос задавали Рене Джеймс, и она сказала две вещи. Первая – что система оптимизирована под интеловскую архитектуру. Вторая – широкий спектр устройств, для которых эта система предназначается. Вообще стратегия корпорации Intel всегда была в том, что мы работаем со всеми, кто хочет с нами работать. Этим мы отличаемся от вертикально интегрированных компаний, которые стремятся сделать всё от начала до конца. Поэтому мы приветствуем установку на наши устройства ОС Android, и если Google будет теснее с нами сотрудничать, будем очень рады. Также вы видели на вчерашней презентации, что Intel отнюдь не собирается прерывать сотрудничество с Microsoft. Но сейчас стало понятно, что нам очень желательно иметь операционную систему, в разработке которой мы принимаем участие и на разработку которой мы можем непосредственно повлиять. К тому же, участвуя в разработке, появляется шанс научиться таким вещам, которым без этого мы бы никогда не научились, работая только с партнёрами, даже очень тесно сотрудничая с ними. Собственный опыт ничто не заменит, и понимание конечного потребителя никогда не придёт, если не будем пытаться сами делать законченные пользовательские решения.

Но вы же начинаете конкурировать со своими партнёрами, и тем самым ущемляете их.

Безусловно, нет простого ответа на этот вопрос. Конечно, любое изменение стратегии кого-то задевает. Корпорация Intel давно поддерживает Linux, с компанией Microsoft мы работали и продолжаем работать. Вчера Рене Джеймс на сцене говорила про MeeGo, сразу после этого выходит Дуглас Дэвис, приглашает человека из Microsoft, и тот демонстрирует Windows на мобильных устройствах. Я уверен, что Microsoft сегодня работает над операционными системами для x86, которые на мобильных устройствах будут работать лучше, чем всё, что мы видим сегодня. Эта ситуация не нова. Решения, которые разрабатывала и продвигала корпорация Intel на разных этапах своей истории, зачастую вступали в противоречие или вступали в конкуренцию с нашими ближайшими партнёрами. Бизнес-модель, предполагающая работу с очень широким кругом продуктов, не может не приводить к таким ситуациям. Но до сих пор это не вызывало серьёзных конфликтов и работало, и я надеюсь, что будет работать и дальше. Непреодолимых противоречий здесь нет, каждый занимает свою нишу.

Вопрос по срокам: нетбуки с MeeGo – это конец 2010 года, а смартфоны?

Конец следующего года. Планшеты – середина 2011 года.

Камиль Исаев, генеральный директор корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России. 15 сентября 2010 г. Пресс-конференция в рамках IDF 2010, Сан-Франциско. Фото: Владслав Бояров.

Вы говорите об отдельных устройствах. А рассматривается ли некая комплементарность, то есть оптимальный и гармоничный набор устройств для отдельного пользователя, для семьи. Чтобы эти устройства дополняли друг друга…, ну, примерно как галстук с рубашкой.

Мне кажется, что в докладе Джастина Раттнера, который только что прозвучал, было сказано и об этом. Он немножко по-другому расставлял акценты, но он сказал, что чем больше девайсов у пользователя и чем больше информации эти девайсы собрали о пользователе, чем полнее контекст, в котором или с учётом которого выполняются задачи, тем эффективнее будут выполнены сами эти задачи.

Вопрос не про увеличение количества устройств на душу, а о разработке оптимального «гардероба». Набить сумку мобильными компьютерными девайсами и таскать её с собой – это ведь не решение.

Видео 1

Я не знаю, что ответить на этот вопрос. Хотя вопрос законный и какой-то оптимум должен существовать. Действительно, если человек попробует пользоваться десятью девайсами, то он просто в них запутается. Возможно, когда мы сумеем освоить весь диапазон, вплоть до смартфонов, и встанет вопрос о сбалансированных комплектах устройств, но пока мы рассчитываем на здравый смысл пользователей.

Раньше говорили, что Intel – это процессоры, сегодня Intel перестал быть чисто процессорной компанией. А какой процент дохода сегодня Intel получает от процессоров, от хардвера?

Очень высокий процент. Больше 80%. Софт, который Intel продавал исторически, к примеру, Developer Tools – это исчезающе малый процент в доходах. Да и смысл продаж этого софта не в получении прибыли, а в том, чтобы помочь продавать хардвер. Однако сейчас ситуация меняется, только приобретение фирм McAfee и Wind River даёт прибыль от продаж софта 2,3 миллиарда долларов. Это всё равно не более 10% от общего объёма, но процесс идёт в этом направлении.

Что касается имиджа Intel как процессорной компании – это было, есть и будет. Мы будем меняться, но это изменение будет достаточно протяжённым во времени, и я думаю, что и через пять лет главным направлением деятельности Intel будут по-прежнему процессоры. Здесь у нас лучшая экспертиза, огромные вложения в фабрики, и именно это мы умеем делать лучше других. Совсем недавно мы говорили о переходе от процессорной к платформенной концепции, и этот переход был успешен. То, что сейчас происходит, можно расценивать как следующий шаг в этом же направлении – платформа прирастает софтовой частью. Однако наш опыт показал, что люди со скепсисом воспринимают изменение стратегии. Все знают Intel как производителя процессоров, чипмейкера, и мы не хотим от этого уходить, однако хотим доказать, что мы не только чипмейкеры. Так что здесь нет никакого противоречия. Человеческое сознание имеет такое интересное свойство, что слова доходят до него не сразу, нужно время и постоянное повторение этих слов.

Насколько быстро будет расти доля новых направлений в производстве процессоров? Имеется в виду Atom и всё, что с ним связано.

На это делается большая ставка. Но не надо забывать, что всего на сегодняшний день не завершилась ещё «обычная» компьютеризация. В России далеко не в каждой семье ещё есть хотя бы один компьютер, а есть страны, где ситуация ещё хуже. Поэтому у традиционных компьютеров пока ещё есть перспективы роста. А есть ещё сервера, ЦОДы, облачные вычисления, суперкомпьютеры – всё это надо поддерживать, обновлять. Так что доля Atom`а будет расти, но и другие сектора будут расти в абсолютном выражении.

Большинство потребителей шокирует появление платформы x86 в телефонах. Как сломать эти барьеры?

По-моему, если говорить об «обычных» потребителях, то им всё равно, что там внутри. Специалист может иметь своё мнение – но это уже другое дело. Всё упирается в User Experience: если на аккумуляторе устройство под x86 будет держаться не хуже, чем на тех процессорах, что сегодня используются в телефонах, а производительность и функционал будет лучше – то куда они денутся? Хочу повторить: очень хорошо, что в Intel стали себе задавать такие вопросы, потому что без ответа на них мы далеко не продвинемся. С другой стороны, Intel остаётся инженерной компанией, где всё идёт от технологии: будет технологическое решение, обеспечивающее длительную автономную работу при повышенном функционале – значит мы на коне, не будет – значит и не в чем будет убеждать. Но мы все верим, что будет.

Камиль Исаев, генеральный директор корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России. 15 сентября 2010 г. Пресс-конференция в рамках IDF 2010, Сан-Франциско. Фото: Владслав Бояров.

Наверное, вы в компании это поймёте и без потребителя, поскольку главный вопрос – энергопотребление и определяемое им время автономной работы.

Или функционал был настолько хорош, чтобы пользователи согласились с некоторым уменьшением времени автономной работы или увеличением веса девайсов. Например, iPad в значительной степени людей устраивает, и при этом довольно долго живёт. Антон Носик рассказывал, что летел из Лос-Анжелеса в Москву с этим устройством, всю дорогу смотрел видео, читал книжки, и когда вышел из самолёта, оставалось ещё 30% заряда. Но чем больше будет производительность процессора, тем больше возможностей будет у его пользователей.

Но сейчас «таблетки» (Tablet PC) на Atom`е делают какие-то безымянные производители, и эти девайсы имеют ужасающие характеристики, в том числе и время автономной работы. То есть там установлен не приспособленный для этого Windows, они работают полчаса, изображение на экране безобразное, и это уже влияет на отношение потребителей к платформе Intel Atom.

К сожалению, это правда. Но происходит это как раз потому, что у нас пока нет законченного решения, даже для «таблеток», не говоря уже о смартфонах.

Мы всё лето жили на острове в отсутствии стационарного электропитания, поэтому у меня сложилось такое мнение, что длительное время автономной работы – это необходимое условие популярности мобильных устройств, а всё остальное – по мере возможности. Потому что мобильное устройство без возможности автономной работы просто теряет смысл, фактически перестаёт быть мобильным.

Пока ещё рано говорить о конкретных характеристиках будущих устройств, но можно сказать определённо, что вне зависимости от архитектуры одинаковое количество задействованных в процессоре транзисторов потребляют одинаковое количество энергии. И здесь у корпорации Intel есть серьёзное преимущество – уникальный технологический процесс. Чем меньше технологические нормы, меньше токи утечки, тем лучше электрические характеристики процессора. Плюс интеллектуальное управление питанием, когда неиспользуемые транзисторы отключаются, управление частотой ядер процессора. Поэтому я смотрю в будущее с оптимизмом, по крайней мере, сравнимые устройства мы в состоянии сделать.

Видео 2

Камиль Исаев, генеральный директор корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России. 15 сентября 2010 г. Пресс-конференция в рамках IDF 2010, Сан-Франциско. Фото: Владслав Бояров.

Можно ли охарактеризовать прошедшее мероприятие как в основном консьюмерское?

Это действительно модное сегодня направление. Однако было много докладов, например, про облачные вычисления, ИТ-аутсорсинг, ЦОДы. Сервера, ЦОДы и суперкомпьютеры остаются важными направлениями для Intel. Тем не менее, нам хотелось больше рассказать не о традиционных, а о новых направлениях, с которыми пока ещё не ассоциируется деятельность корпорации. Проблема ещё в том, что развивать все направления приходится имеющимися ресурсами – других нет. Поэтому идёт постоянный поиск внутренних ресурсов для повышения эффективности.

У Cisco есть решение Unified Computing System, у HP, IBM, Fujitsu тоже есть решения, также направленные на ЦОД в целом. Поддерживает ли Intel своих партнёров на этом направлении?

Intel всегда внимательно отслеживает использование своих продуктов в готовых системах и для взаимодействия с каждым крупным производителем оборудования (а перечислены именно крупные производители) в корпорации существуют соответствующие подразделения. В таких командах интегрированы и специалисты по продажам, и маркетологи, и софтверные специалисты. Это нужно нам с одной стороны для оказания помощи партнёрам по использованию. Нашей продукции, с другой – для осуществления обратной связи.

Пресс-конференция генерального директора корпорации Intel по исследованиям и разработкам в России Камиля Исаева в рамках IDF 2010, Сан-Франциско. 15 сентября 2010 г. Фото: Александр Семёнов.

OSS-2017 от OCS в Самаре

OSS-2017 от OCS в Самаре. Статья Владислава Боярова

USB Type-C: кабелиные страсти

USB Type-C: кабелиные страсти. Статья Владислава Боярова